Тени этнотуризма

21.12.2011
Тени этнотуризма

Несмотря на то, что Россия по конституции является многонациональным государством, в котором все народы обладают одинаковым объемом прав, не все народы равны между собой в их праве на экономическое развитие. Административная и законодательная власти с рвением, равным радикальным националистам, оспаривают равенство народов между собой.

В частности, существует понятие «коренные малочисленные народы», введенное в 2000 году федеральным законом №104-ФЗ, в отношении которых этот закон предусматривает те или иные формы поддержки, призванные уровнять в экономическом развитии с немалочисленными народами (которые сами могут и зарабатывать на свою культуру). Однако на практике единственное, в чем заключается поддержка, это организация этнотуризма.

Законодательство не подразумевает ни права распоряжаться в промышленных целях своей территорией, ни какие-либо иные формы бизнеса, которые могли бы поднять по сути племенные сообщества до индустриального уровня развития. Это племенное состояние законодательно считается нормальным, а те молодежные группы, кто пытается завести «современный бизнес», региональные власти отправляют обратно плести лапти и собирать ягоды, ссылаясь на тот же закон.

То есть этнический туризм это максимум, который может предложить отдельно взятому небольшому этносу наше многонациональное государство. Этносы могут существовать в рамках гражданских нации только как этнические заповедники, которые продают сами себя. Причем, это не какой-то устоявшийся и приемлемый формат взаимодействия народов, на который согласилась нация давным-давно, это абсолютно недавнее изобретение, которому предшествовали века ассимиляции, перемоловшей большую часть всех этносов, языков и культур.

Малочисленному (по сравнению с государствообразующим, доминирующим народом) этносу предлагают не создавать собственную экономику, не развивать собственное образование (эта функция упразднена в связи с реформой образования, отменившей региональный компонент). Им предлагают торговать сеттингом — условным игровым пространством. То есть человек в месте компактного проживания представителей отдельно взятого небольшого этноса попадает в какое-то удаленное от привычной среды место, где все аутентично. Там тебя обуют, накормят, покажут как вязать варежки, стрелять из лука, ловить рыбу, кидать аркан, пополнят занятными бесполезными знаниями и умениями, и вы выйдете оттуда повеселевший и отдохнувший, увешанный разными прикольными этническими фетишами.

Несмотря на то, что экотуризм (и этнотуризм как его разновидность) в настоящее время развиваются, не стоит думать, что это палочка-выручалочка, которая спасет деревни от пьянства, а людей от безработицы. Проблема в том, что таких этнических заповедников сейчас значительное количество, а success history, связанные с успешным этнобизнесом — во всем мире единицы.

Из-за чрезмерного количества таких этнозаповедников пытливые любители старины или просто наскучившие курортным зарубежьем горожане вряд ли рванут в наши российские малоизвестные дыры, чтобы насладится запахом сена и навоза поутру. К тому же таких энтузиастов в количественном отношении не так уж много, а их платежеспособность вызывает большие сомнения, так как эко- и этнотуризм — это нижний сегмент туристической индустрии, он не требует особой инфраструктуры. Соответственно, зарплату может этнотур-операторы и получат, но на развитие особых денег не отложишь. К тому же конкуренция съедает даже то, что отложено для развития.

Основной конкурент таких этнозаповедников — новые государства-этнократии, образованные в ходе т. н. «национально-освободительных» движений (иногда за ними тянется длинный шлейф сомнительных авантюр и терроризма). Они думают, что как только они стали новыми суверенным государствами, так их сразу с радостью пригласят в разные НАТО, МВФ, Евросоюз и ООН, что может быть с успехом конвертировано в транши для того, чтобы вписаться в мировую экономику. Ну, и, конечно же, их этнический «навоз» самый привлекательный для туристов (про заминированные территории, доставшиеся в наследство от десятилетий сепаратизма, они обычно молчат). Эти государства тоже начинают торговать своей албанистостью, суданистостью, восточнотимористостью, северокиприотством. И хотя их имена на слуху за счёт тех же «национально-освободительных войн», торговля имиджем все равно идет не особо эффективно.

Другой конкурент, который оттягивает деньги у туристов в свою пользу у этнозаповедников обоих типов, это микрогосударства. Речь идет о Сан-Марино, Себорга, Хатт Ривер и других «государствах» на 10 человек одной семьи (или 10 тысяч человек, живущих на пространстве в десяток квадратных километров). Они живут и действуют в фарватере государства-матки, внутри которого обычно являются анклавом, а само материнское государство на них наживается, так как возит туда миллионы туристов, что позволяет развивать инфраструктуру вокруг анклава и получать выгоды от придорожного бизнеса даже без юридического суверенитета над микрогосударством.

В таких микрогосударствах есть все: немного старины, немного природы, немного этнической или средневековой эстетики, низкие цены, приемлемый сервис и различные забавные традиции, в которых показательно предлагают поучаствовать. Ни мин, ни прочего «национально-освободительного» наследия там, как правило, нет, а репутация туристического центра позитивна и комплементарна. С такими государствами довольно бедные малочисленные народы сравниться в гонке за туриста не могут, маркетинговых мощностей не хватает.

Так что право жить на своей земле по своим законам этносы в России имеют, но эти «свои законы» понимаются самой Россией довольно специфически. Коренным и малочисленным народам дают ненавязчиво понять: либо зарабатывайте этнотуризмом, торгуйте сеттингом, либо вливайтесь в нашу дружную семью общероссиян, занятых государственным строительством, растрачивайте все, что делало вас уникальными, и — прощайте! Наши антропологи и историки вас потом как-нибудь изучат...

Вот и приходится заниматься этническим туризмом, потому что природные ресурсы принадлежат всему народу (читай государству), землю и водные ресурсы закон №104-ФЗ дает ровно столько, чтобы поддерживать племенной образ жизни и не помереть с голоду. Откуда взяться развитию?

Текст: Виталий Трофимов-Трофимов