Церковь солдатствующая

13.01.2012
Церковь солдатствующая

В последние дни Рождественского поста Председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин сделал на радио РСН заявление, которое трудно обойти вниманием. Коснувшись протестных настроений в обществе, которые он охарактеризовал как «озабоченность», о. Всеволод предложил новый курс внешней и внутренней политики Российской Федерации и нарисовал будущее её Вооружённых сил. Вот, основные тезисы «Непраздничных мыслей» о. Всеволода Чаплина:

«Я думаю, что нужно подумать сегодня о мощном военном присутствии России во всех регионах, где люди просят защиты от оранжевых экспериментов... Даже если России нужно будет участвовать в боевых действиях, этого не нужно сегодня бояться. Армии нужно наконец дать настоящую работу.

... должен измениться сам вектор нашей политики. Она должна стать более волевой, она должна стать более самостоятельной. Нам не нужно без конца оглядываться то на Запад, то на Восток.

Россия теряет свою политическую волю именно потому, что она не участвует в полную силу в мировых политических процессах. Мы сейчас отправили корабли к берегам Сирии — это хорошо, но это должно быть только начало. Во всех тех местах, где люди озабочены опасностью цветных экспериментов над теми или иными народами, Россия вполне может присутствовать, в том числе военным образом, полномасштабно, даже если это будет означать участие в боевых действиях. И вот в этих действиях должен участвовать, по крайней мере, весь мужской элемент нашего народа.

Нужно давать людям в руки настоящее дело, чтобы они чувствовали, что жизнь не исчерпывается пространством Интернета, что окружающая жизнь достаточно сложна, и в ней нужно участвовать по-настоящему, а не бросаясь бренными словами в Интернете, изображая из себя героя, которым ты на самом деле далеко не являешься.»

Сразу после публикации на сайте РСН мы попросили дать оценку этому высказыванию ]]>Виктору Бондаренко]]>:

«Я сомневаюсь, что это было частное мнение о. Всеволода Чаплина. Во всяком случае, это позиция церковного администратора, у которого (его же слова) «достаточно полномочий, чтобы формулировать позиции, которые касаются официального отношения Церкви к тем или иным политическим и общественным вопросам». Зондируется общественное мнение. Полная симфония РПЦ и правящего класса достигнута. И тем и другим есть что терять. Похоже, РПЦ, устами Чаплина, подготавливает общественное мнение к «хорошей» полномасштабной войне. Ничто другое, по моему мнению, не может спасти существующий режим и его авторов от ответа за совершенные преступления.»

Предрождественские мысли о. Всеволода суммируют те усилия, которые прикладывает Русская Православная Церковь и православное лобби в Правительстве РФ по внедрению в Вооружённые силы страны. Внедрению, противоречащему Конституции и антигосударственному, разрушительному по сути и последствиям. Речь идёт о фактах открытия культовых сооружений на территории воинских частей, военных учебных заведений, на бортах кораблей ВМФ, проведении общественных богослужений на погранзаставах, наконец, о решении президента Дмитрия Медведева о введении института военных священников.

Как известно, в 2009 году Министерству было поручено создать Управление по работе с верующими военнослужащими. Было введено 240 должностей военных священников и 9 ]]>гражданских должностей]]>. В декабре 2011-го Командующий войсками Центрального военного округа распорядился принять в штат 24 священника, шестеро из которых уже ]]>приступили к работе]]>.

«Как подтверждает история государства российского, все великие победы были одержаны русской армией в первую очередь благодаря духовному превосходству наших воинов над многочисленными врагами отечества. Вот почему воспитание духовности и патриотизма выдвинуто в настоящее время в качестве важнейших государственных задач. Несомненно, огромная, а в какие моменты и главенствующая роль в решении этой задачи всегда принадлежала Русской Православной Церкви», — рассуждает, к примеру, заместитель Начальника Главного Управления воспитательной работы ВС России генерал-лейтенант Виктор Бусловский. Сращение церковных и армейских институтов на идеологической базе зашло настолько далеко, что подобные высказывания военных чиновников уже перестают восприниматься как вопиющее противоречие с принципом светского государства, провозглашённого ст. 14 действующей Конституции РФ.

Между тем, отождествление патриотизма с принадлежностью к православию является совершенно недопустимым для поликонфессионального государства, которым является Российская Федерация. Подобные вещи только усиливают скрытую и явную сегрегацию по религиозному признаку в рядах ВС. Далеко не все военнослужащие являются православными, и далеко не все из них признают «огромную» роль РПЦ в жизни Армии. Да, и историческим фактам это явно противоречит.

Какую такую «огромную роль» сыграла РПЦ в деле победы во Второй мировой войне, в создании ядерного щита или Военно-воздушных сил в 1950-1960-е годы? Победа в Великой Отечественной войне была общим делом советского народа, состоявшего из представителей всех конфессий и, не в последнюю очередь, атеистов и безверующих. То же самое можно сказать об укреплении ВПК в советские и постсоветские годы. Приписывание РПЦ здесь каких-то особых заслуг оскорбительно для всех, кто работал и работает в системе ВС России, но не принадлежит к упомянутой организации.

Однако высшее руководство РПЦ это не заботит ни в малой степени. Равно, как и соответствие православной исторически-сложившейся воинской традиции, которую РПЦ, казалось бы, должна наследовать. Вот, в 2009 году Патриарх Кирилл обращается к Командующему Ракетными войсками стратегического назначения генерал-лейтенанту А. А. Швайченко: «Сердечно поздравляю вас с 50-летием со дня основания Ракетных войск стратегического назначения и праздником вашей небесной покровительницы — святой великомученицы Варвары». Для любого верующего, знакомого с историей почитания св. великомученицы Варвары и традициями небесного покровительства воинов, это поздравление, мягко говоря, вызывает вопросы.

С каких это пор Варвара стала покровительницей РВСН? Кто её туда «назначил», какими событиями из священной истории это подтверждено? Может быть, известны чудеса, которые свидетельствуют об особенной близости мученицы, жившей в III веке на территории ]]>Римской империи]]> к военному ведомству, основанному в Советском Союзе в 1959 году? С каких это пор воинству стали покровительствовать не ангелы или святые воины (как это принято в православии), а девственницы? Быть может, Герой Советского Союза маршал ]]>Митрофан Иванович Неделин]]>, ставший первым Главкомом РВСН, имел особую веру к святой Варваре и молился ей об учреждении этого рода войск? На все эти вопросы нет и быть не может никакого положительного ответа. Мы имеем дело с очередной квазиправославной спекуляцией, которыми Московская Патриархия привычно скрепляет свои отношения с тем или иным государственным (в данному случае, армейским) институтом.

Подобных примеров в конвергенции РПЦ и Армии можно отыскать десятки, и они лишь подтверждают её масштабы и спланированность.

Возвращаясь, к высказыванию о. Всеволода Чаплина, остановимся на его призыве к тотальной мобилизации мужского населения, достойном консервативных революционеров Германии конца 1920-х. Да, безусловно, благословение воинов-христиан на защиту Отечества является исторически принятой практикой Христианской Церкви. Однако и здесь клирикам РПЦ удалось сказать новое слово. Председатель Синодального отдела заочно благословляет войны даже не на территории России, а везде, где ещё только будут происходить «оранжевые революции»...

Кстати, «оранжевая революция» это не только нарицательное выражение, но принятое в новейшей историографии название политического кризиса в соседнем суверенном государстве, произошедшего в 2004 года. Не намекает ли о. Всеволод на возможность вторжения российских войск в Украину, в какую-то её часть, где люди попросят «защиты от оранжевых экспериментов»? Можно даже предположить, какие именно люди могут попросить такой «защиты» от Российской Армии, так плотно опекаемой Русской Православной Церковью...

Солдатами, по словам протоиерея Всеволода Чаплина, должны стать не только подведомственные ему прихожане РПЦ, но все россияне-мужчины, независимо от вероисповедания. Трудно комментировать такие высказывания из уст священника, который возносит бескровную жертву за престолом Божиим. Поражает абсолютное отсутствие какой-либо идейной мотивации в призыве мобилизовать мирных людей. Когда призывают пролить кровь во имя какой-то идеи, это ещё можно хоть как-то понять. Но когда людей призывают забривать в рекруты непонятно куда, непонятно за что, но только чтобы в интернете не бузили и пороху понюхали, это напоминает оруэлловский «1984».

Нельзя сказать, чтобы общественное мнение было совсем не подготовлено к подобным откровениям. Всеобщая рекрутчина о. Всеволода явно напоминает фрик-проповедь другого священника, о. Иоанна Охлобыстина, произнесённую в Лужниках под названием «]]>Доктрина 77]]>». Тогда, стоя на вершине пирамиды, актёр-священник заявил, что русский народ, мол, создан «для войны» и ему «нет места в обычной мирной жизни». В прямом противоречии с фактом, что большинство населения России на протяжении её истории составляло крестьянство, Охлобыстин вещал, что русские «не были толком ни землепашцами, ни скотоводами, ни ремесленниками», а логикой их существования, якобы, был «разрушительный, но восторженный хаос».

Отец Иван утверждает, что «для русского человека возможны только два типа организации» — церковь и армия, которые, оказывается, «и есть национальные ценности». Русскому народу, будто бы, не интересно все, что не связано с ВПК, а не вести «пожизненные боевые действия» означает для него верную гибель«. Есть в его проповеди и место для своеобразно истолкованной «всемирной отзывчивости» русского человека, о которой писал Достоевский. В понимании Охлобыстина, «русский не умеет жить для себя», он готов «оптимизировать усвоенное в сражении со всем миром». А значит, вполне готов внять «просьбам» людей из других государств по защите их от «цветных экспериментов», которые так беспокоят о. Всеволода Чаплина.

«Доктрина 77» о. Охлобыстина является недостающим звеном, который делает вполне понятным переход от тотальной мобилизации о. Чаплина к местам, где тот рассуждает о «неоправданно низком статусе и слабой роли русского народа в политическом устройстве страны», о непредставленности в политическом процессе «воинства, казачества». Здесь мы наблюдаем апофеоз давно готовившейся «симфонии» под названием «народ + церковь + армия».

Маски сброшены. Представитель высшего руководства РПЦ призвал к новым войнам и тотальной мобилизации мужского населения России. Православное лобби в военных ведомствах откровенно попирает Конституцию Российской Федерации и ныне действующее законодательство. 

Где Гарант Конституции, помнит ли он о ещё своих обязательствах, которых никто с него не складывал? Что нас ждёт впереди, и сколько времени ещё остаётся, чтобы положить конец этим драконовским планам?

Текст: Роман Багдасаров