Национальная гвардия или «президентская рать»?

08.04.2012
Национальная гвардия или «президентская рать»?

На днях источник «Независимой газеты» в правительстве сообщил, что Минобороны совместно с Советом безопасности и администрацией президента рассматривает вариант создания Национальной гвардии численностью 350-400 тысяч человек, при этом большей частью служить в Гвардии будут контрактники. Национальная гвардия, поступит в прямое подчинение президенту, она обеспечит безопасность страны и защитит конституционный строй.


Трижды нерождённая

Минобороны даже согласилось с идеей сокращения штатной численности армии и флота до 800 тысяч человек чтобы кадрово «наполнить» Национальную гвардию. Новая силовая структура будет, в основном, формироваться на основе Внутренних войск МВД и других силовых структур. В частности, в состав Национальной гвардии войдет часть сил и средств ВДВ, а также создаваемая сейчас военная полиция.

Хотя по словам пресс-секретаря премьер-министра РФ Дмитрия Пескова, тот не планирует создавать Национальную гвардию. «У нас реформа вооруженных сил и органов правопорядка идет не первый год, а что касается утверждений о том, что якобы Путин планирует под себя создавать какие-то подразделения, какие-то новые виды спецслужб, о чем, собственно, сегодня сообщили СМИ и что стало причиной оживленной дискуссии, то это не соответствует действительности, об этом речи не идет», — приводит РИА «Новости» слова Пескова.

Между тем, в информации, которую опроверг пресс-секретарь премьера, нет никакой сенсации. Наши законотворцы уже трижды подходили вплотную к созданию некой отдельной силовой структуры, подчиненной напрямую президенту. Однако по структуре и форме это не Национальная гвардия.

Так формируется скорее гвардия королевская. И характерна такая структура империям, причем неконституционным. Для национальных государств это неприемлемое образование. Конституционных предпосылок для такой гвардии в России нет, поэтому не случайно единственным идеологическим основанием для неё выбрана лишь статья Путина «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России». Ее можно расценивать как программную, но это не конституционный акт. Во всех трех предшествующих проектах эта силовая структура выступала не как национальная, а именно как президентская. Как должна выглядеть настоящая Национальная гвардия — это отдельный вопрос, который мы и рассмотрим далее.

Прежде всего, надо отметить, что Национальная гвардия основана на идеях гражданского общества: идее права народа на самооборону и идее гражданского участия в самообороне и поддержании конституционного порядка. В СССР и современной России эти идеи не получили развития — в нашей стране нет такого института как «милиция».


Милиция, которой мы ещё не знали

Изначально милиция — от латинского militia — это гражданские силы самообороны, структурированные и обученные так, чтобы решать задачи, отличные от армии и полиции. Армия существует для того, чтобы оберегать страну от внешних врагов, полиция — для защиты общества от криминала. Но есть целый комплекс угроз, не подпадающий под определение внешней угрозы или криминала. Это этнополитические конфликты, классовое насилие, массовые беспорядки, стихийные бедствия, техногенные катастрофы. Для выполнения этих задач разработана теоретическая база милиции, которая в различных странах называется по-разному. В США и большинстве стран Европы это Национальная гвардия, в курдских квазигосударствах это отряды пешмерга, в Швейцарии милиция — основные вооруженные силы.

Смысл милиции заключается в том, что граждане на добровольных или полупрофессиональных началах проходят подготовку в обращении с оружием по месту своего постоянного жительства, посещают сборы, состоят на учете в участковых штабах милиции и привлекаются для выполнения задач, не предусмотренных для армии и полиции. Фактически речь идет о доверии оружия гражданам страны для решения общегражданских и региональных проблем собственными силами.

В Советском Союзе и еще пяти социалистических странах населению оружие по понятным причинам не доверяли. Но чтобы подчеркнуть народный характер полиции (в отличие от царских городовых), полиция была переименована в милицию, а функции милиции как таковой были распределены между внутренними войсками, службой гражданской самообороны и таким институтом как дружина. Сама по себе милиция СССР и Российской Федерации — та же полиция, поэтому по существу никаких структурных фундаментальных изменений в связи с принятием закона «О полиции» не последовало. Сменились только вывески и уточнились полномочия.

Внутренние войска — репрессивная структура, чья идея заключается в использовании армии для подавления собственных граждан, которые рассматриваются как внешний враг, только проникший внутри страны. Гражданская оборона свелась к поддержанию в сохранности бункеров и систем общегородского оповещения и проведению школьных занятий по ОБЖ. Институт дружинников — самое подозрительное и бессмысленное структурное образование. Фактически это просто дополнительные глаза полиции, районных администраций и муниципалитетов, наделенные свистком и смешным жилетом. Никаких функций кроме наблюдения дружинники не имеют, равно как никаких полномочий и профессиональных возможностей.

Отдельный вопрос — катастрофы и стихийные бедствия. Разумеется, устранение последствий таких угроз возложено на МЧС, однако МЧС не занимается регулированием режима в районе проведения ликвидации стихийных бедствий и техногенных катастроф. Например, МЧС не блокирует места подъезда, не занимается оповещением жителей зоны катастрофы о небезопасности пребывания. В идеале этим должна заниматься милиция по технологии «от двери к двери». Вместо этого даже на примере летних пожаров 2010 года мы видели, что системы оповещения такого рода не отработаны, а у МЧС элементарно не хватает людских ресурсов для организации оповещения в сельской местности.

Упразднение внутренних войск, гражданской самообороны, дружинников и создание полноценной милицейской структуры, основанной на добровольном участии и состоящей из граждан, прошедших подготовку, а также вооруженных автоматическим оружием травматического действия, как минимум сократит бюрократический аппарат втрое за счет сокращения указанных ведомств. Как максимум — решит вопрос призывной армии, поскольку служба в милиции по месту жительства при правильной организации может стать источником кадрового пополнения для контрактной армии. Милиция также является уже готовым ополчением на случай оккупации или образования самопровозглашенного государства, что решает стратегические армейские задачи.

В разных странах в настоящее время реализованы различные милиционные модели, основанные на историческом опыте, развитости гражданского общества, конституционном порядке и специфичности государственных нужд, однако все они отражают идею гражданского участия в самозащите.


Когда закончатся «откосы»

В России Национальная гвардия может выглядеть следующим образом. Молодой человек или девушка во время обучения в школе попадают в программу физической подготовки для школьников, организованной штабом милиции в районе. Это, во-первых, делает ненужным занятия физкультурой, а во-вторых, позволяет уже со школьной скамьи вести мониторинг физического состояния учеников. Современный «откос» от армии на основании купленной единичной справки становится бессмысленным занятием.

После окончания школы и по достижению восемнадцатилетия молодые люди ставятся на учет в участковом штабе милиции. После базовой физической подготовки сроком около 3-4 месяцев по месту жительства, молодой милиционера обучают обращению с оружием (несколько раз в неделю, без отрыва от учебы и работы), вождению автотранспорта и введению в армейскую специальность по желанию и на выбор.

Обращение с оружием, «настрел» и навыки сборки-разборки различных образцов легкого вооружения позволят снять требования легализации огнестрельного оружия, которой требуют различные общественные организации. Это также сократит незаконное и необдуманное применение травматического гражданского оружия, которое происходит с периодичностью, как минимум, раз в несколько дней по всей стране.

В результате через год молодой человек становится защитником отечества в прямом смысле этого слова, а также готов к найму в профессиональную армию. Если профессиональная армия не для него, у него уже на выходе будет несколько полезных гражданских компетенций, не считая тех, что он получает в вузе параллельно подготовке в милиции. Такая система упраздняет значительное количество бесполезных военных кафедр и позволяет оценивать милицию как полезную трату времени, а не «бесполезный год» как зарекомендовала себя служба в современной армии.

Федеральная служба милиции не является полноценной спецслужбой, поэтому не должна подчиняться президенту. Возглавлять ее и формировать офицерский кадровый состав должны также не назначенцы Кремля и не выходцы из армии, ФСБ или полиции, ее должны возглавлять люди, сделавшие карьеру внутри милицейской структуры. В этом смысл гражданского участия.

Чтобы не терять времени на скрещение демократии и иерархической армейской структуры в рамках милиции без потери функциональности, стоит обратить внимание на некоторые раннебольшевистские практики народной демократии в войсках. Милиция — это не армия, это прежде всего школа гражданственности.


Возможные риски

Конечно, существуют риски учреждения полноценной Национальной гвардии на милиционных принципах. Прежде всего, это армейское лобби, призванное избежать потерь в кадровом составе, материальной части и структуре. Другая угроза, более важная — приход в такие структуры националистов. Националисты могут проникать в структуры милиции и использовать ее в политических целях. Борьбой с такими поползновениями и стоит заниматься армейской полиции, вместо того чтобы вступать в разные путинские войска. В начала 2000-х была угроза создания националистами военно-патриотических клубов, и эта угроза была предотвращена. При правильной профильной работе проверяющих органов, если они только не играют в политику, национализм в национальной гвардии устранить не так сложно.

Таким образом, если ставить целью создание именно Национальной гвардии, Минобороны могло бы использовать успешные модели других стран, а не создавать очередные протезы в дополнение к внутренним войскам, дружинникам и гражданской обороне, подпирающие президента. Гвардия — это guard. Охрана и защита конституционного строя. А карманная армия, подчиненная одному человеку, нанимаемому посредством выборов, для защиты наемника от работодателей — это не защита конституционного строя. Это защита от прямого действия конституции.

Текст: Виталий Трофимов-Трофимов