В ожидании Гаранта

02.05.2012
В ожидании Гаранта

Излюбленным приёмом снять с повестки требования политических противников является утверждение, что у них нет никакой позитивной программы. Госчиновники от мала до велика повторяют этот тезис как мантру, когда речь заходит о так называемой российской «оппозиции».

Но можно ли причислять к оппозиции тех, кто не требует ничего иного, кроме выполнения конституции, гарантом которой должна выступать не оппозиция, а действующая власть? Какая такая особая позитивная программа нужна в условиях правового нигилизма, когда демократическое государство пытаются переоборудовать под феодальную вотчину? Не будет ли наиболее здравым в этот момент просто отстаивать законность?

Разве требование честных выборов парламента и президента является оппозиционным? Разве оппозиция должна стоять на страже 31 статьи Конституции, гарантирующей свободу собраний? Разве независимость суда это нечто выходящее за рамки государственной доктрины? Разве должен полуживой кандидат ехать на поклон в Москву, чтобы доказать допущенные при выборах фальсификации, вместо того, чтобы председатель избиркома сам мчался в регион при малейшем подозрении в похищении голосов?

Однако воровство голосов далеко не самое страшное. Противники конституции систематически совершают подмены в правовой сфере, которые расшатывают государственные основы Федерации.


Подмена №1: виртуальная Россия вместо реальной Российской Федерации

Во-первых, они отождествляют ныне существующее государство Российскую Федерацию с дореволюционной Россией. Сделать это довольно просто, поскольку вторым официально принятым названием Федерации является Россия. Не замечaя этого, легко перейти к ожиданиям, чтобы новое не старше 20-ти лет от роду, государство выглядело «на свой возраст», а затем к неизбежному «боли» за ту Россию, которую мы, якобы, «потеряли». Эту фантомную боль пытаются внушить молодым поколениям, вместо того, чтобы помочь им строить новую жизнь, свободную от «кармического груза».

Так воспитывается новый и подпитывается уже существующий шовинизм, горькая обида на весь свет, что вначале рухнула белая и пушистая Империя, а затем — «самое гуманное государство в мире», СССР. Эта подмена уводит общество от реальных проблем, которые ему необходимо решить, в мир альтернативной истории, политического фэнтэзи, ролевым играм в большом социуме. Недаром таким спросом пользуются книги академика Анатолия Фоменко.

Именно это ложное отождествление даёт мотивацию изоляционизму во внешней политике, рецидивам имперскости, исторической глухоте, когда вместо честного диалога с соседями начинается дуэль из взаимных претензий, попыток перекраивать историческую память на свой вкус. Яркий пример: тема Голодомора, которая могла бы открыть новое поле для исторической солидарности между народами России и Украины, а вместо этого превратилась в яблоко раздора.


Подмена №2: государствообразующий народ вместо нации граждан

Hа фоне политического невежества, которым страдают многие депутаты ]]>и даже главы регионов]]>, происходит замещение понятия общегражданской нации понятием нации этнической. Всех граждан России или пытаются записать в «русские», или заводят песню о «государствообразующей нации». Результат один: вместо строительства общегражданской нации мы занимаемся бесконечными разборками между националистами всех мастей.

Однако самое печальное, что ряд представителей власти, считают себя вправе игнорировать тот факт, что сувереном Российской Федерации, т. е. тем самым «государствообразующим народом», является многонациональный народ, принявший Конституцию. Вслед за статьей Владимира Путина «Россия: национальный вопрос», где подтверждены базовые принципы официальной этнополитики, выходит её передёргивание в виде ]]>статьи этнонационалиста]]> вице-премьера Дмитрия Рогозина.

Из библейской истории мы знаем, что у косноязычного Моисея был «ретранслятор» в лице его брата Аарона, который растолковывал народу сказанное пророком. Так какая же из двух статей является официальным мнением Кремля? Или это затравка для очередного увлекательного сериала с новыми кондопогами, манежками, серийными убийствами мигрантов и иностранных граждан, конкуренцией лоббистов разных этносов и регионов?


Подмена №3: «традиционные религии» вместо свободы совести

Третья подмена происходит, когда свобода вероисповедания ставится над свободой совести. То есть государственная власть по умолчанию защищает права верующих и ущемляет права неверующих, или же вводит противоправное и антиконституционное деление на «традиционные» и «нетрадиционные» религии, позволяет себе называть неугодные религиозные организации «сектами».


Подмена №4: «религиозное большинство» в светском государстве

Четвёртая подмена происходит, когда начинают рассуждать о некоем «религиозном большинстве», опираясь на сомнительную интерпретацию социологических данных. Целью подобных аргументов является протаскивание русского православия в качестве «государствообразующей религии» и оправдании той роли заменителя идеологии, которую оно играет в планах православного лобби, окопавшегося в правительстве.

Между тем, сам принцип светскости нашего государства, закреплённый Конституцией, снимает на входе любые рассуждения о численном перевесе той или иной конфессии. Для светского государства количество приверженцев какой-либо религии НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ПРАВОВОГО ЗНАЧЕНИЯ. В светском государстве не может быть и речи о том, чтобы включать религиозный компонент в учебные программы, вводить в армейских частях институт военного духовенства, и, самое главное, раздавать религиозным организациям народное достояние — земельные площади, здания, архитектурные и культурные памятники. Свежий пример: ]]>грядущие храмы]]> «шаговой доступности» РПЦ — обширное поле для экономических махинаций под прикрытием «вечных ценностей».

Религиозный выбор является наиболее глубоким и осознанным из всех жизненных установок, которые совершает человек. Он всегда осуществляется в пользу некоей одной религии в ущерб остальным. Если этническое самоопределение допускает смешанную идентичность, когда некто может считать себя одновременно принадлежащим к двум ]]>и даже более народам]]>, то быть сразу буддистом и мусульманином не получится.

Насаждая разделение по религиозному принципу в школе, вузах, армии, пытаясь обойти запрет на создание ]]>религиозных партий]]>, враги Конституции закладывают под здание государственности РФ мины замедленного действия. Впрочем, не такого уж и замедленного, если вспомнить ]]>демарш адвоката]]> Дагира Хасавова или ]]>поддержавшего его]]> протоиерея Всеволода Чаплина, которые ставят вопрос о замене гражданских судов на религиозные.


И в заключение, о «духовности»

Вот почему с такой тревогой мы ожидаем приближающийся день инаугурации нового президента Российской Федерации. Станет ли он гарантом для конституции или какие-то другие обязательства в очередной раз отвлекут его? В Новом Завете, который должен быть знаком вновь избранному президенту, судя по его приверженности православию, есть такие слова: «всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам» (Мф 12:31). По аналогии, в государственной жизни Конституция есть тот самый «дух законов», который описывал ]]>Шарль Луи де Монтескьё]]>. Она одинаково касается любого гражданина, но для Гаранта Конституции, преступление против неё не имеет никакого оправдания.

Конституция не может обслуживать кого-то в ущерб кому-то, как не может в организме человека один орган постоянно ущемлять потребности остальных. Если это происходит, то заболевание неизбежно. Конституция или исполняется, или становится декорацией, скрывающей неприглядный задник. ]]>Как в Казахстане]]>, где Нурсултан Назарбаев, не имея возможности отказаться от конституции, годами занимался её вивисекцией, превратив в чудовищное издевательство над здравым смыслом.

У нас конституционная законность балансирует на острие: или она начинает действительно работать, или превращается для существующего режима в обвинительный приговор.