Всеобщее платное

30.05.2012
Всеобщее платное

Новый министр образования, ректор МИСиСа Дмитрий Ливанов сразу после своего назначения дал интервью [1], в котором вкратце изложил свою программу. На будущее.

— Как только мы уйдем от всеобщего бесплатного высшего образования, появятся механизмы, которые помогут привлечь на предприятия ценные кадры. Например, образовательный кредит. Если хорошее образование будет стоить дорого и человек вынужден за него платить, он сможет взять кредит, а будущий работодатель в обмен на обязательства погасит его.

— Раздаются предложения: закрыть треть вузов. Вы согласны?

— Дело не в количестве вузов. А в том, сколько студентов там обучается за счет государства. Я думаю, эта цифра может быть уменьшена в два раза с одновременным повышением финансирования для оставшихся мест.



Образование ­— лучшим

Есть от чего остаться под впечатлением. Количество бюджетных мест для студентов можно вдвое сократить, а как только бесплатное образование задохнётся, так сразу появятся механизмы эффективного платного образования. Инженеров сократить — менеджеров оставить. Эффективный менеджмент в действии. Единственное положительное, что там проблеснуло — некий бакалавриат на английском языке в МИСиСе. Его сейчас, поди, везде введут? Правда, зачем тогда потом сдавать IELTS, а не TOEFL [2], непонятно.

Основное послание этого интервью, которое можно считать официальной предварительной программой, эпиграфом к деятельности министра и министерства образования под его руководством, совершенно прозрачно.

И посыпались комментарии экспертов [3]. О том, что конечно нужно, и давно нужно, сократить число студентов, а совсем не улучшить качество получаемого ими образования, как кто-то может, наверное, чего доброго, подумать. Качество улучшится само — в виду сокращения количества. И всякий надеется, что бесплатное образование от платного отрежут где-то до его собственной семьи, — его-то умные дети получат бесплатное. И только те, кто значительно глупее (и, что уж говорить, вообще непонятно, зачем небо коптят), те должны будут платить.

А из денег тех (все одно неправедно нажитых, а если и праведно, впрок не идущих), станут выплачивать разумным, отличенным от неразумных, приличные стипендии. Ведь именно так сейчас и делается, чать, на тех факультетах, где есть платные отделения, нужные сегодня, кормящие огромный ненужный довесок. Ну там, к примеру, где отделение менеджмента кормит ненужную экономику, или отделение пиара подпитывает филологию, известную своей непришейкобылехвостостью?

Зачем и впрямь образовывать смердов, если можно дать образование наилучшим, да ещё, потомственным, и на том мудро остановиться? Социальный лифт только тогда социальный лифт, когда он для группы. И лучше допускать к нему, имея в виду имущественный ценз.

И государству польза — не придется для чего-то валандаться с излишне образованными людьми, объясняться с ними по поводу всяких глупостей: свободы слова, возможностей мирного собрания, не нужно будет и подводить юридические основания под то, что некий подозрительный гражданин в разноцветном трико и с усами (вероятно, гей) не вызывает симпатии, взобрался не на тот приступок и в руке имел, представьте себе, гитару.


Всё будет «как в Америке»

Нет. Все будет «как в Америке». Я как-то спросила техасскую девушку Сюзен — Сюзен из семьи, где, кроме нее, еще 8 детей:
— Тебе папа оплачивал обучение?
— Нет, я сама... Приходилось работать, конечно. И кем я только не работала — и официанткой, и бебиситтером, и поломойкой, и помощницей по дому, и автомойщицей. Но все-таки взяла студенческий заем. Небольшой. Планирую отдать его лет за 6-7. После того, как отучится муж. Но не раньше, чем купим дом.

Весело, должно быть, Сюзен было учиться — но как-то справилась. Однако прежде, чем подобную историю можно будет услышать в России, нужно много чего: возможность взять кредит с человеческими процентами, отсутствие угрозы дефолта и устойчивость национальной валюты, стабильная внешняя и внутренняя политика, рабочие места, которые позволяют расплачиваться по студенческим займам. Рабочие места для получивших хорошую квалификацию, — в науке, образовании, лабораториях, центрах высокотехнологичных разработок. Одна из самых серьезных причин, почему тлеет и не может сгаснуть «ОккупайВсё» в Америке — невозможность расплатиться по студенческим долгам в связи с кризисной безработицей.

Но кому это все интересно? Когда можно единым махом бюрократического колеса устроить все, «как в Америке». Достаточно вдвое сократить бесплатное образование. Оно корень и причина всех бед: горе от ума — самое горькое из горь. Лишишь граждан его — и останешься в веках просветителем. Простят и инфляцию, и политические заключения, и разрушенное здравоохранение, и мировой позор, все простят и извинят. Спасибо тебе, царь-батюшка, что печёшься о нас, сирых, — не ты ли избавишь студиозусов от лишней головной боли, от стрессов во время сессий, от вечных курительных принадлежностей и от неиссякаемой чаши козлоногого их божка-виночерпия, да мало ли от чего... Вред от наук ясен, а поди еще докажи, что от них и польза бывает.


Потомственной власти — потомственное образование

Много говорится сегодня, что преподаватели в вузах — никакие и готовят плохих специалистов. Но никто не говорит о том, что нужно обеспечить такие места преподавателям, чтобы за эти места конкурировали выпускники тех же вузов. А нечего профессорам жировать — в черном теле их держать надо. Нет денег на оплату труда профессоров. Молодым специалистам в МГУ платят стыдно в людях сказать, сколько. Работают или аскеты, или, мягко говоря, не самые лучшие кадры. Причем, тем и другим все равно придется вертеться, как ужу на сковородке, чтобы выжить, не упоминая про такую роскошь, как прокормить семью.

Считается, что высшее образование в России сейчас девальвировало — за счет массовости. А может быть, за счет каких-то других вещей? Качественное массовое образование могло бы поставить страну впереди планеты всей, а «массовое образование» менеджеров только обеспечит кадрами непонятные офисы.

Разговор получается слишком теоретический. А на деле, представьте себе ребенка обычных родителей из провинции. Содержать его с чисто номинальной стипендией в краевом центре — уже неподъемная ноша для родителей. Ему нужно либо сразу отказаться от идеи поступать, либо быть семи пядей во лбу, чтобы конкурировать с остальными. И чтобы в итоге оказаться в классе с детьми, все достоинства которых в том, что родители могут себе позволить оплачивать им обучение.

Можно сказать: «Зато те, кто поступит, будут получать большие стипендии». И вместо двух голодных студентов и двух, в дальнейшем, специалистов, будет один, теоретически более сытый. А второй — человеческий шлак и пусть сидит в пастушках. Попробуйте без высшего образования устроиться на работу. Если уж на то пошло, следовало бы проработать этот вопрос на уровне представлений работодателей.

Вообще всякий, кто говорит, что стране не нужны специалисты с высшим образованием, что их перебор, пусть лучше скажет не так громко: «Мне и моим детям образование не нужно, я считаю, что я получил лишнее образование и не хочу, чтобы это повторилось с моими детьми, мы как-нибудь сами по старинке будем талантливыми ремесленниками. В XXI веке».


Вопрос будущего страны

Инженеров в России перепроизводство, потому что им негде после выпуска работать. Выпустился высокотехнологичный инженер — ну, насколько мог, настолько и выпустился, на устаревшем-то оборудовании. И куда ему сиротинушке податься? Неужто в Сколково? Помнится, висела вакансия бармена в Сколково где-то в интернете.

Трудовой рынок самая мобильная часть рынка. Если есть перепроизводство в одной области, это решается повышением качества образования еще в школе. Детям объясняют, что инженеров у нас перебор, а не хватает компьютерщиков, и обрисовывает перспективы прекрасной жизни компьютерщика. Но такие методы в план реформаторов не входят.

Какие новости мы хотели бы услышать от Минобразования? Для начала хотелось бы узнать о том, что зарплата преподавателей университетов и других учебных заведений будет поднята. Хотя бы немного. Потом, просто формально принять систему трехступенчатого образования — бакалавриат, магистратура и докторантура, причем высшее образование — уже бакалавриат, а вовсе не магистратура. Для кандидатских, приравненных к PhD или к магистратуре, по обсуждениям, — обязательные курсы, а не просто вступительные и выпускные экзамены.

И, конечно же, научные статьи к публикациям принимать исключительно без заимствований, чтобы не походили на курсовые или дипломы. Конечно, нужен ресурс. Но ведь это вопрос будущего страны, есть этот ресурс или нет. На всякую немыслимую помпу находится, а на образование нет.

Чтобы обслуживать — не то что производить — сложное оборудование, нужны образованные специалисты. Не пришлось бы нанимать поколения эдак через полтора немцев. А то поставят, допустим, новые станки, те пыхнут — и туземные инженеры тут как тут. Со своими красными дипломами, обеспеченными папочками, заклинаниями и амулетами из черепушек.


В целях обогащения менеджеров

Если студенты не заинтересуются этой «программой» и не выступят резко против, то бесплатное образование не отстоять. Во всем мире ценится высококвалифицированный труд. «Оккупаеры», как слышно от критиков «Окуппая», получили бакалавриатские степени по «ненужным наукам» — истории, английскому, модным гомосексуальным штудиям. Теперь «нет работы, долги — государство, сделай что-нибудь!». Проблема есть, особенно — потребительская позиция молодых людей. Но почему выход — сокращение образования? Недодали образования, а не дали слишком много.

Хорошо образованный человек всегда будет занят больше ремесленника. И ремесленник будет занят, а не востребован будет только плохо образованный. Конечно, легче спихнуть всех в ремесло, чем на горбе тащить в науку, но принимать это на уровне государственной политики, означает давать себе и миру сигнал: в России сейчас невежественное население, поэтому небольшая когорта менеджеров, управляющих избранными инженерами, будет налаживать эффективное использование ресурсов. В целях обогащения менеджеров.

По видимости, эта предварительная, не являющаяся программой программа, скроена по западным образцам. Старейшую систему образования хотят пересадить на российскую почву, как всегда, уничтожив половину того, что на ней худо-бедно произрастает. Разве нельзя для начала взять Сколково, о котором было столько треску, и сделать из него цех элитной инженерии, реализовав все, о чем мечталось? Или, быть может, МИСиС входит в какой-нибудь международный рейтинг, хотя бы завалящий? Что выпускники некоторых российских вузов имеют потом неплохие возможности устроиться за рубежом, в качестве преподавателей, специалистов, экспертов — другой разговор.

Образование — не убыточный проект, а инвестиция. Но цели добиться результатов для всей России реформаторы перед собой не ставят. Так что «законное» место России, которое ей готовят министры, — среди стран третьего мира.

Текст: Василина Орлова

[1] «]]>Физика твердого тела]]>», «Российская газета», № 5787 (114).
[2] IELTS, по мнению министра, признается в «в 6000 учебных заведений в 135 странах мира», между тем, именно такие цифры показывал некогда TOEFL, который теперь показывает 7500 вузов в более чем 130 странах (на официальном сайте), а IELTS, также по данным официального сайта, признается «в тысячах университетов» в 135 странах мира. IELTS распространен в основном в Европе и Австралии, TOEFL в США.
[3] См., например, обзор
]]>этих комментариев]]>.

 
То, что объединяет | «Россия для всех» Версия гражданской присяги от общественного движения «Россия для всех».