К судебному заседанию по делу Pussy Riot

17.08.2012
К судебному заседанию по делу Pussy Riot

Сегодня состоится так долго ожидавшееся вынесение решения по делу Pussy Riot, ставших теперь всемирно знаменитыми, благодаря «родному» правосудию, держащему трех девушек в СИЗО аж начиная с марта месяца и средствам массовой информации.

Последнее время российские журналисты соревнуются друг с другом, изыскивая многочисленные факты похожих деяний в Европе, и реакцию на них властей. Как выяснилось, такого рода действия оказывается довольно часты в западных странах. Только вот почему-то не получали до сего времени столь мощной рекламы. Как же так получилось, что именно у нас сей случай (судя по публикациям в прессе, довольно рядовой на Западе) вырос до проблемы вселенских масштабов?

Оставим пока в стороне Русскую православную церковь, которой, если честно, лучше надо было следить за порядком в «главном храме страны», раз она настолько боится «кощунств» и «осквернений». Поговорим лучше о роли СМИ.

К сожалению, пока наши журналисты не вполне освоили свое ремесло, или те правила, согласно которым, если ты что-то и о чем-то пишешь, надо все-таки владеть информацией в достаточной мере, чтобы не делать простых фактологических ошибок, или откровенных ляпов, в результате которых можно самому нарваться на исковое заявление, только теперь уже к газете, или иному информационному ресурсу, от имени которого выступает нерадивый журналист.

Как пример. Последнее время многие средства массой информации стали приводить на своих страницах случаи, подобные тому, что произошел в ХХС. И, соответственно, реакцию на указанные действия властьпридержащих. Однако если внимательно рассмотреть приведённые примеры, то выяснится, что ничего сравнимого по свирепости с реакцией российского правосудия в странах Запада с нарушителями не произошло. Хулиганство — да! И за это следовало наказание. Причём, весьма различающееся от страны к стране.

Возьмем Германию. Немецкие юристы честно заявляют, что «если бы Pussy Riot устроили такую же акцию в Германии, здесь ее тоже рассматривали бы как правонарушение». Это сказал, к примеру, DW боннский адвокат Гордон Ланд (Gordon F. Land). В панк-молебне, по словам Ланда, можно увидеть признаки действий, которые подпадают под ст. 167 Уголовного кодекса ФРГ. В ней сказано, что тот, кто намеренно нарушает защищенное Основным законом Германии право на свободу вероисповедания, может быть наказан вплоть до лишения свободы на срок до трех лет.

Однако те же юристы затем поясняют, что в Германии реакция на подобную акцию «по немецкому законодательству последовала бы совершенно иная... В ФРГ после такой акции мерой пресечения для девушек ни при каких обстоятельствах не оказалось бы содержание под стражей, тем более на такой продолжительный срок». Скорее всего, дело прекратили бы еще до суда, уверены оба опрошенных юриста. «Насколько я знаю, они устроили свою акцию не во время службы», — заметил Кройцер. Это, по его словам, послужило бы смягчающим обстоятельством.

«Классическое решение подобного случая в Германии — наложение штрафа или отправка правонарушителей на принудительные работы, если, конечно, они не рецидивисты», — утверждает немецкий юрист. «Размер штрафа при этом зависит от уровня доходов правонарушителей, но минимально составляет около 100 евро». То есть приблизительно 4 тысячи рублей.

Можно также привести пример Норвегии, где летом 2011 года активисты норвежской экологической организации «Fuck for Forest» появившись раздетыми во время службы в главном храме Осло, прошли к алтарю и стали имитировать любовный акт. После того, как активистов FFF выставили за дверь, была вызвана полиция и на нарушителей общественного порядка составили протокол, передав дело в суд. Парочку, объяснившую, что все происходившее в церкви было промо-акцией их книги «Секс в библии», приговорили к штрафу: молодому человеку по имени Бенжамин Шарль Годар назначили выплатить 6000 крон (ок. $1000), девушке Натали Мондю — 9000 крон (ок. $1600). Девушку наказали строже за имитацию полового акта в общественном месте. Если бы наказанные отказались платить, их бы посадили под арест на 15 и 18 суток. Третий участник акции остался без наказания. Вот так обходятся в подобных случаях с хулиганами в Норвегии. Надо заметить, что церковь в стране государственная.

Так что, хотя и старались наши журналисты накопать хоть где-то материал, оправдывающий поведение нашей судебной власти, однако нигде его отыскать так и не смогли. (Фейк-новость о привлечении к ответственности финского профессора Тейванена мы не рассматриваем.) В цивилизованной Европе, как оказывается, все происходит совсем не так, как хотелось бы тоскующим по «новому средневековью».

При этом совершенно не освещенными остаются иные факты, как, например, во Франции, где группа «леттристов», попытавшаяся сорвать в 1950 году пасхальную службу в Нотр-Дам (а это, вдобавок, было богослужение, впервые транслировавшееся по французскому телевидению), была морально осуждена католиками, но лишь одного участника группы (бывшего монаха-доминиканца) продержали под арестом неделю, а к остальным была применена административная ответственность (штраф).

Или, например, в Италии, где в 1968 г. студенты, придерживающиеся левых взглядов из университета Сакро-Куоре (кстати, церковного, что-то вроде Свято-Тихоновского) оккупировали в течение недели одну церковь в Милане. Никаких мер к ним вообще применено не было.

В 1975 г. в Нидерландах католическую церковь оккупировали в течение суток проститутки, требовавшие расширения их трудовых прав. Несмотря на возмущение католической общины, ни одна из них не была наказана государством.

И таких случаев — почему-то не заинтересовавших журналистов — можно приводить множество. Так почему мы так «набычились» в этом, с точки зрения западной юриспруденции, довольно рядовом случае? Ведь ничего хорошего от этого не будет ни нашему престижу как государству, ни престижу Русской православной церкви, ни судебной власти.

Да, нас этот казус оказался отнюдь не рядовым. Для молодой российской юстиции — подавно. Все уже знают, что для нынешнего судьи, ведущей процесс Pussy Riot это не первое дело. Известно, какой приговор был ею вынесен по предыдущему, намного более сложному делу.

Речь о деле художника Авдея Тер-Оганьяна. в 1998 году в рамках перформанса «Юный безбожник» разрубившего топором несколько репродукций икон. Он был обвинен в разжигании религиозной вражды — соответствующая статья грозила и Pussy Riot, упоминалось, что дело о разжигании ими вражды находится в отдельном производстве, — но эмигрировал в Чехию.

Не все в деле Тер-Оганьяна было гладко — возможны варианты с пересмотром. Однако дело Pussy Riot все-таки поручили именно Марине Сыровой, как будто, заранее зная, какой приговор будет вынесен. Странные дела творились с экспертными заключениями, как будто обвинение не устраивали оправдательные, коих было аж несколько. А вот после получения обвинительного заключения все успокоились. Странно, что так долго длилось содержание под стражей, как будто судебная власть (являющаяся, между прочим, одной из независимых ветвей власти по Конституции Российской Федерации), ждала некой отмашки. И, видимо, дождалась...

Много вопросов вызывает данный процесс. И самый главный — КОМУ ЭТО НУЖНО?! Что же касается конкретных правовых вопросов по данному делу, то мы постараемся подробно осветить их уже после вынесения приговора. Каким бы он ни был.

Текст: Дмитрий Жуков

 
То, что объединяет | «Россия для всех» Версия гражданской присяги от общественного движения «Россия для всех».