Ульяновская провокация

12.10.2013
Ульяновская провокация | «Россия для всех»

Журналистка Ульяна Скойбеда написала два текста, направленных против творчества писательницы Дины Рубиной. Возмущение, которое они закономерно вызывают, к сожалению, не способствует их беспристрастному анализу. А он только и может предотвратить подобные казусы в дальнейшем. Скойбеды приходят и уходят, а российское государство, российская культура и русский язык остаются.

Первый текст У. Скойбеды был опубликован «Комсомолкой» 6 марта и выражал возмущение, что гражданка Израиля Дина Рубина проведёт «Тотальный диктант», акцию по массовой проверке грамотности в Российской Федерации. В своём тексте Скойбеда недоумевала, ]]>«зачем показывать, что лучше всех русский язык знает эмигрантка с двадцатитрехлетним стажем»]]> (т. е. Рубина, 23 года назад сменившая место жительства)? Как и предвкушала У. Скойбеда, нашлись люди, обвинившие её в антисемитизме. Скажем сразу — беспочвенно. Скойбеда нигде не упоминает этнической принадлежности Рубиной, а ведёт речь исключительно о недопустимости представления интересов России негражданами России, где бы то ни было.

Это, безусловно, вздор. Поддержка русского языка относится к интересам России, но это не значит, что русский язык принадлежит исключительно гражданам Российской Федерации. Русский язык — интернациональное явление, так же как любой другой язык. Так же как футбол.

Русские классики Владимир Набоков или Иван Шмелёв не были гражданами России. Автор лучшего этимологического словаря русского языка ]]>Макс Фасмер]]> и подавно, а патриарх русской орфографии Дитмар Розенталь, вообще, родился в Польше и начал изучать русский ]]>только в гимназии]]>. В Республике Беларусь русский является вторым государственным языком, а в Украине — региональным, не говоря о других странах, где проживают миллионы наших бывших соотечественников и потомков эмигрантов, которые владеют языком подчас лучше, чем родившиеся в РФ и СССР. Кстати, по линии Скойбеды «гражданин-негражданин», последние являются «вторым сортом»... Поэтому, если речь о поддержании русского языка или футбольных победах, то совершенно не важно, гражданин какой страны выступает от имени России. Иначе мы придём к тезису, что рептилий должны изучать рептилоиды.

События развились. У журналистки нашёлся брат по разуму — ульяновский губернатор Сергей Морозов, который властью, ему свыше данною, ]]>заменил в городе Ульяновске рубинский текст «Тотального диктанта» на сочинение местного журналиста Василия Пескова]]>. Типичный пример самоуправства для демократически назначенных чиновников... На подвиг сей незамедлительно ]]>откликнулась]]> У. Скойбеда, которая его, собственно, и спровоцировала.

Она составила второй текст, где победно вопрошает: «...неужели для русского «Тотального диктанта» не нашлось более «русского» писателя? «]]>Русского» — не в смысле национальности, а в смысле гражданства]]>». И вот здесь У. Скойбеду следует спросить: где она встречала «русское» гражданство? «Не в смысле национальности, а в смысле гражданства», конечно, как сама она любит выражаться. Хорошо ли Ульяна Скойбеда знает русский язык? Ведь «русское» гражданство существует только благодаря ]]>неправильному переводу на иностранные языки гражданства Российской Федерации]]>. А так, вообще-то, гражданство у нас не русское, а российское.

Все эти ошибки не являются только личными ошибками У. Скойбеды, это следствие замутнённости самого термина «русский», в коем сливаются и наплывают друг на друга испарившаяся после 1917-го имперская идентичность (пепел которой явно стучит в сердце губернатора Морозова), самоопределение этноса и название языка. Если бы на государственном уровне эти вещи  были чётко разграничены, то провокации, типа ульяновской были бы невозможны в принципе.

Текст: Роман Багдасаров

В оформлении использована работа Дмитрия Гутова из арт-проекта В. Бондаренко и Д. Гутова «Россия для всех»

 
То, что объединяет | «Россия для всех» Версия гражданской присяги от общественного движения «Россия для всех».