Южный федеральный округ: о казаках и беженцах

Южный федеральный округ: о казаках и беженцах | «Россия для всех»
27.09.2015

Южный федеральный округ включает в себя 6 субъектов РФ: Краснодарский край, Астраханскую, Волгоградскую, Ростовскую области, республики Адыгею и Калмыкию. Естественно, на такой огромной территории существуют свои этнические особенности и проблемы. По последней переписи русские составляют здесь 83,7% населения, помимо калмыков и адыгейцев, в округе исторически проживают украинцы, армяне, татары, белорусы, немцы и другие национальности.

В Ростовской, Астраханской и Волгоградской областях хорошо развита промышленность, это объясняет приток сюда мигрантов из Армении, Дагестана и республик Средней Азии. В основном приезжие осваивают сельские районы, где трудно решаются вопросы земельных отношений, а значит именно там существует риск возникновения межнациональной напряженности.

В первом полугодии 2015 г. Ростовская область и Краснодарский край приняли большое количество беженцев с юго-востока Украины, тем не менее, крупных резонансных конфликтов там зарегистрировано не было.

В Адыгее межэтническая ситуация, в целом, стабильная. Однако сохраняются характерные для республики черты: немногочисленные активисты продолжают эксплуатировать «черкесский вопрос» и требуют признать геноцид адыгов в Кавказской войне XIX века. Сохраняется напряжение между курдами и местным населением, а также недовольство части адыгейцев армянской миграцией. Эти факторы риска в настоящий момент законсервированы, однако полная их ликвидация в ближайшее время вряд ли возможна.

По данным центра адаптации репатриантов, в Адыгее сегодня находится около 600 сирийских черкесов-беженцев, кроме того в республике обучается около 100 студентов из Сирии. Все иностранцы адыгского (черкесского) происхождения считаются здесь соотечественниками, хотя большинство из них не только не знают черкесского и русского языка, но и давно ассимилировались с арабами. Однако статус «соотечественника» облегчает им переезд на территорию страны, в результате существует опасность проникновения последователей радикального ислама.

По данным Министерства образования и науки, в Адыгее в 51 детском саду из 135 существующих учебный процесс идет на двух языках: русском и адыгейском. В 45 школах (около 1/3 школ республики) адыгейский язык и литература изучаются по национальной программе.

В Краснодарском крае с начала 2015 г. уменьшается количество иностранных трудовых мигрантов, на смену им приходят специалисты с Северного Кавказа, в основном дагестанцы и ингуши, в меньшей степени чеченцы. Больше всего они идут в строительный сектор, где есть нехватка рабочих рук.

Исследование, проведенное сотрудниками кафедры социологии КубГУ в конце 2014 г., показало, что 61,4% респондентов выделяют межнациональные отношения как достаточно важные и проявляют к ним интерес, 73,2% никогда не сталкивались с неприязненным отношением к себе по национальному признаку.

Важным направлением этнокультурной политики края является поддержка и развитие кубанского казачества. Основным приоритетом для местных властей остается развитие казачества как своего рода силовой структуры, которая смогла бы обеспечить безопасность региона. Сейчас в Краснодарском крае действуют 46 казачьих дружин. Расширяется сеть образовательных учреждений казачьей направленности, 22 школы получили статус «казачьих», за 2014 г. год образовано 98 новых казачьих классов и групп. По данным Министерства образования и науки Краснодарского края, адыгейский, армянский, грузинский, новогреческий, ассирийский, татарский и крымско-татарский языки изучают 1742 школьника.

С начала конфликта на Украине через Ростовскую область прошло около 3 млн беженцев, и проблема переселенцев остается актуальной до сих пор. В 11 районах области сохраняется чрезвычайная ситуация. На финансирование переселенцев из разных источников в 2014 г. было выделено 859 млн. руб. В целом межэтническая ситуация в Ростовской области стабильная, но давление на социальную инфраструктуру, вызванное притоком мигрантов, сохраняется. Хотя перегрузки и ложатся во многом на плечи местного населения, они вызывают скорее понимание, а не агрессию. Проявления неприятия беженцев успешно подавляются силовыми структурами и властью.

По данным опроса, проведенного администрацией Астрахани, ситуацию в регионе оценивают как хорошую — 25% жителей, как удовлетворительную — 56%. Недоверие к мигрантам испытывают всего 7%, а национализм, как «непреложное зло» отвергают 43%. Причины этнических конфликтов большинство опрошенных видят не политике или культуре, а в уличном хулиганстве — 54%. В первой половине 2015 г. обнаружилось повышение интереса молодежи к деятельности ИГИЛ, что требует усиления идеологической работы среди студентов и школьников.

Активизировалась деятельность неформальной оппозиции в Калмыкии, все активнее выступают инициаторы съезда ойрат-калмыцкого народа. Эти активисты способны дестабилизировать обстановку в республике.

Нынешняя этнополитическая ситуация в ЮФО определяется, в основном, внешними факторами: сохраняющимся военным конфликтом в юго-восточной части Украины, действующей политикой санкций по отношению к России и присоединением Крыма. Экономический кризис довольно безболезненно переживают Адыгея, Краснодарский край, Ростовская и Астраханская области.

Хуже справляются с ним Калмыкия и Волгоградская область. Число конфликтов на межнациональной почве в округе не велико и сохраняется примерно на одном уровне уже несколько лет. Вместе с тем, растущая миграция с Северного Кавказа, рост диаспоры сирийский черкесов в Адыгее, а также увеличивающееся число мигрантов из государств каспийского бассейна (через Астрахань), могут привести к серьезным конфликтам. Необходимо, кроме усиления роли казачества, укреплять влияние на население правовых институтов и институтов гражданского общества, привлекать их внимание к этнокультурному многообразию юга России.

Название материала дано редакцией сайта «Россия для всех».

Текст: Валерий Тишков
Источник: ]]>Национальный акцент]]>