ЕГЭ как угроза для татарского языка

ЕГЭ как угроза для татарского языка | «Россия для всех»
17.11.2015

После введения Российской Федерацией в обязательном порядке сдачи Единого государственного экзамена (ЕГЭ) в российском обществе критиковали подобную форму итоговой аттестации по разным причинам.

По сей день об этой проблеме часто пишут печатные СМИ, снимают сюжеты. Между тем, мы решили посмотреть на проблему ЕГЭ немного с другого ракурса. А именно с точки зрения его недостатков для региональных языков. В связи с тем, что ряд общественных деятелей из Татарстана высказываются против ЕГЭ, издание исследовало вопрос и выявило причины недовольства.

Формальная реальность

Конституция Российской Федерации гарантирует равные условия получения образования для всех граждан независимо от пола, религии и этнического происхождения. Кроме того, основной закон нашей страны регламентирует, что республики России являются на самом деле государствами, которые имеют право устанавливать в качестве официальных наряду с государственным языком Российской Федерации, в том числе иные языки.

Таким образом, в соответствии с Конституцией Республики Татарстан государственными языками этого региона являются равноправные татарский и русский языки. Это означает, что их функциональное применение должно быть равным с точки зрения охвата сфер на территории субъекта. Эту равноправность можно измерить конкретной статистикой.

В соответствии с Всероссийской переписью 2010 года в России проживало 5 310 649 граждан татарской национальности, из них 4 280 718 владеющих татарским языком. При этом татароязычных в стране между двумя последними переписями стало меньше на 1 066 988 человек. Цифра катастрофическая по европейским меркам.

Необходимо отметить и тенденцию в Республике Татарстан, где языковые права татарского населения обеспечиваются лучше, чем в других регионах страны. Итак, в 2002 году в Татарстане проживало 2 000 116 лиц татарской национальности, в 2010 году их стало 2 012 571.

Функциональность татарского

В свою очередь в 2002 году в Республике Татарстан 2 014 517 человек заявило, что владеют татарским языком. При этом татароязычных в 2010 году было 1 965 498 человек. Как видно из статистики ситуация с татарским языком по итогам последних двух переписей в Республике Татарстан выглядит гораздо лучше, чем в целом по России. В чем же причины подобной динамики?

Следует подчеркнуть, несмотря на то, что татарский — язык этнического большинства в Татарстане, он значительно уступает русскому по своей функциональности, широте сфер применения, социальному статусу и другим аспектам. Исследователи-языковеды характеризуют данную языковую ситуацию термином «языковая асимметрия». На складывание подобной ситуации значительно влияет такой очевидный фактор, что русский язык является государственным на территории всего государства — Россия.

В то время как татарский язык является языком субъекта Федерации, то есть имеет статус государственного только в рамках одного региона, хотя и распространен во многих. Языковая политика Татарстана нацелена на вмешательство в языковую сферу с тем, чтобы «уравнять» статус двух государственных языков. Это обуславливает более пристальное внимание к татарскому языку.

Ибо, во-первых, здесь имеется больше проблемных зон, а во-вторых, проблемы татарского языка в отличие от русского не решаются на федеральном уровне. В этой связи многонациональность и необходимость сохранения баланса этнических интересов являются важнейшими факторами, влияющими на языковую политику в республике.

Языковые школы

В соответствии с Законом Республики Татарстан «Об образовании» татарский и русский языки в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования изучаются в равных объемах.

В республике функционируют:
— 997 школ с татарским языком обучения,
— 118 образовательных учреждений с чувашским,
— 37 общеобразовательных учреждений с удмуртским,
— 21 общеобразовательное учреждение с марийским,
— 5 общеобразовательных учреждений с мордовским,
— 1 общеобразовательное учреждение с башкирским,
— 1 общеобразовательное учреждение с еврейским этнокультурным компонентом содержания образования.

Таким образом, около половины школ в Татарстане имеют региональный язык в качестве языка обучения. Это означает, что в этих школах все предметы преподаются на языках региона, а русский язык и литература — в качестве предметов.

Между тем, ЕГЭ в соответствии с российским законодательством проводится письменно на русском языке (за исключением ЕГЭ по иностранным языкам). То есть человек из татарской школы, изучавший химию или физику на татарском языке в период сдачи ЕГЭ встает перед интересной ситуацией, когда ЕГЭ по этим предметам он должен сдавать на русском языке, а не на том, на каком он их изучал.

Вопрос отсутствия ЕГЭ по региональным языкам (речь о родных языках) — тема для полноценной статьи, в данном материале хотелось бы говорить о случаях со школами, где региональный язык является языком преподавания, а не просто изучения. Собственно, отсутствия возможности сдавать ЕГЭ по общеобразовательным предметам и вообще такой подход Федерации к образовательному процессу является сильным демотиватором в отношении региональных языков.

Необходимость сдачи ЕГЭ только на русском языке приводит к тому, что региональные языки и без того более уязвимые становятся жертвами дискриминационной политики.

А что, если не ЕГЭ?

Это подчеркивает и эксперт из Казани Марат Гибатдинов: «Татары не против ЕГЭ как такового, а против запрета сдавать ЕГЭ на родном языке для тех, кто окончил школы с родным языком обучения. Одним из выходов из данной проблемы представляется введение ЕРЭ (единого регионального экзамена), который выпускники таких школ смогут сдавать на родном языке, и который будет признаваться только в вузах на территории республик, где существует два государственных языка.

Учитывая, что федеральное законодательство в сфере образования допускает поведение итоговой аттестации только на русском языке, регионы в данной ситуации мало что могут сделать. Ранее в Татарстане был опыт проведения ЕРЭ по всем предметам на татарском языке, однако в связи со сменой законодательства этот процесс был фактически прекращен».

Пример Татарстана

При этом необходимо отметить, что ряд экспертов отмечают, что Татарстан в плане защиты региональных языков давно стал локомотивом и примером для остальных регионов России. Например, ряд экспертов по финно-угорским языкам отмечают, что Казань защищает некоторые финно-угорские языки, представленные также в Республике Татарстан, гораздо эффективнее, где носители этих языков являются титульными.

Эксперт по правам национальных меньшинств Константин Замятин также считает, что Татарстан передовой республикой: «Удмурты в местах компактного проживания в Республике Татарстан имеют возможность получать школьное образование на удмуртском языке, чего нет в Удмуртской Республике, где родной язык представлен лишь как предмет.

При этом удмурты в Татарстане также изучают татарский и русский. Каких-либо жалоб, что им приходится изучать больше языков, чем остальным со стороны удмуртского населения нет».

Опыт поддержания билингвизма

Российские власти в рамках совместной программы Совета Европы, Еврокомиссии и Минрегиона России несколько лет тому назад подробно изучали языковую ситуацию в стране. В том числе организовывались учебные визиты экспертов из России и Европы в Республику Татарстан. Мне также удалось быть в этой команде. В связи с этим хотелось бы отметить, что у республики самые передовые подходы к поддержанию как минимум билингвизма. Ни в одном другом субъекте нет такого уровня представленности регионального языка в работе разных ветвей власти, визуализации языка в виде табличек с географическими названиями или названий улиц, которые даются в Татарстане на двух языках.

В этой связи можно констатировать, что ситуация с ЕГЭ прямо противоречит духу Конституции нашего государства, а дальнейшая нерешенность проблемы может иметь плачевные последствия для татарского языка в республике, где несмотря на многие факторы удается успешно бороться за право языка на развитие или даже на существование.

Конституции и Конвенции

Задача государства как раз в том и заключается, чтобы помочь носителям развивать язык, а не чинить препятствия. Такое обязательство прописано не только в ряде национальных нормативно-правовых актов, но и в международных конвенциях, которые подписаны и ратифицированы нашей страной. Та же Рамочная конвенция о защите прав национальных меньшинств, участником которой является Россия, обязывает государство защищать языки различных этнических групп страны.

Между тем даже усилий Татарстана недостаточно для поддержания татарского языка, для этого необходима воля и желание Москвы. Если сравнить подходы Москвы и Казани к вопросу обеспечения прав этнических меньшинств, то Татарстан выглядит гораздо более передовым, предоставляя одинаковые языковые права для всех этнических групп региона.

В свою очередь Москва, стремящаяся создать Евразийский союз с родственными для татар тюркскими государствами, менее прагматична в своих подходах. Понятно, что с развалом Советского Союза произошло резкое сужение пространства русского языка, и это оно продолжает сокращаться. В этих условиях Москва могла бы использовать тот же татарский потенциал в качестве инструмента мягкой силы в евразийском пространстве, однако, она предпочитает продолжать действовать топорно.

Между тем эксперт Марат Гибатдинов также смотрит на проблему татарского языка в России более прагматично, чем власти: «Татары представляют собой одну из крупнейших этнических групп в России, за последние 20 лет в Республике Татарстан был сделан большой задел в развитии татарского языка. Тем не менее, процессы сужения сферы применения родных языков происходящие у малочисленных народов России, наблюдаются, хотя и в меньшей степени, и у татар. Особенно остро это заметно в регионах за пределами республики.

Вместе с тем татарский язык имеет большой потенциал использования в качестве языка межкультурной коммуникации с представителями тюркских народов РФ и СНГ. Однако перспективы сохранения и развития татарского языка будут зависеть от языковой политики на федеральном уровне и на местах».

Россия, будучи федеративным государством, должна пересмотреть свою языковую политику в части региональных языков. Не стоит ориентироваться из списка федеративных стран мира на Пакистан, лучшие практики сложились в этом плане в Швейцарии, Канаде, Бельгии. Взвешенная политика, в том числе языковая, позволила этим странам превратить многоязычие из риска в потенциал.

Текст: Рамазан Алпаут
Источник: ]]>On Kavkaz]]>