Закон о нации: что вызвало опасение в республиках?

Закон о нации: что вызвало опасение в республиках? | «Россия для всех»
07.12.2016

В республиках с опасением отнеслись к инициативе экс-министра по делам национальностей Вячеслава Михайлова принять закон о российской нации, пишет «Коммерсантъ».

Закон о российской нации «в природе существовать не может, он не принят фактически ни в одном государстве мира», считает глава Дагестана и бывший министр по делам национальностей Рамазан Абдулатипов. Формирование нации — это «объективный исторический процесс», а закон «лишь может регулировать те или иные отношения между людьми и социумами».

«Важно понимать, что формирование российской нации не отменяет самобытность других народов, проживающих в РФ», — подчеркнул глава Дагестана. Он напомнил, что десять лет назад внес в Госдуму законопроект «О правовых основах развития межнациональных отношений в РФ», но Госдума до сих пор не смогла прийти к общему соглашению и принять такой закон, в котором предусмотрен и раздел о российской нации.

Депутат Госсовета Чувашии Виктор Ильин считает, что закон о российской нации нарушает статью 3 Конституции России, в которой «четко сказано, что носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ». «Абстрактное обобщение в этой очень тонкой сфере может вести к потере уникальности и самобытности. Поэтому я категорический противник данного закона», — сказал Ильин.

Нарушением Конституции принятие такого закона считает и директор Института истории Академии наук Татарстана Рафаэль Хакимов. «У меня есть паспорт гражданина РФ, в стране русский язык установлен государственным. Есть система образования, телевидение — все друг друга понимают. Что нужно сверх этого? Мне кажется, некоторые политики плохо знают Конституцию», — отметил Хакимов.

По мнению главы Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН) Игоря Баринова, закон не должен касаться «этнической составляющей», предложенный закон о российской нации сегодня для России не подходит.

30 октября экс-министр по делам национальностей Вячеслав Михайлов предложил принять закон «О российской нации». Президент России Владимир Путин поддержал создание закона. Концепцию законопроекта эксперты и правительство должны подготовить до конца декабря, заявлял вице-премьер Александр Хлопонин.

С изменениями.

Источник: ]]>Коммерсант]]>

От редакции интернет-портала «Россия для всех»

Попробуем отнестись внимательно к этим сумбурным высказываниям и к тем характерным заблуждениям, которые их породили. Глава республики Дагестан Рамазан Абдулатипов путает нацию и национальное самосознание. Это распространённая и вполне извинительная ошибка. Гражданская нация появляется синхронно с юридической процедурой оформления государства, закреплением границ, принятием Конституции, выдачей паспортов. Это совершенно утилитарный процесс, не нуждающийся ни в каких особенных усилиях, кроме лояльности существующему строю и его законам.

Неудивительно поэтому, что законопроект о российской нации (в толковании Абдулатипова), внесённый в Госдуму 10 лет тому назад до сих пор не принят и не утверждён. Далее Р. Абдулатипов заявляет, что Закон о российской нации «в природе существовать не может, он не принят фактически ни в одном государстве мира». Здесь есть к чему прислушаться. Ведь ни в одном государстве мира нет в конституции слов о «многонациональном народе».

Во всех государствах мира существует только одна нация, поскольку существует только одно гражданство. Российский закон о нации призван компенсировать юридическую размытость термина «многонациональный народ», доводя до каждого гражданина — а это, как выясняется, не лишнее даже для представителей администрации и депутатов, — что в Российской Федерации только одна нация российская, поскольку только одно гражданство.

«Важно понимать, что формирование российской нации не отменяет самобытность других народов, проживающих в РФ», — подчеркнул глава Дагестана. А тут и подчёркивать нечего. Как уже говорилось, нация в России есть с момента провозглашения суверенитета в 1991 году. Что же касается «самобытности других народов», то если Абдулатипов имеет в виду этносы, то нация к их существованию индифферентна. Гражданин России может причислять себя к какому угодно этносу или не причислять ни к какому, Конституция ему это позволяет. Если же Абдулатипов противопоставляет российский народ (то есть население России) неким иным «самобытным народам» к населению России не относящимся, однако там проживающим, то хотелось бы услышать разъяснения такой несколько экстравагантной позиции.

Депутату Госсовета Чувашии Виктору Ильину, полагающему, что закон о российской нации нарушает конституционное положение о «многонациональном народе», хотелось бы задать только один вопрос: он за единое гражданство РФ или против? Может быть, он хочет ввести отдельные чувашские паспорта? Но тогда при чём тут ссылки на Конституцию, где говорится лишь об одном гражданстве — гражданстве Российской Федерации, а не о гражданстве республики Чувашия, республики Татарстан или каких-то иных субъектов Федерации.

Нечто подобное, кстати, пытались ввести в Татарстане. К высказываниям соотечественника, живущего там, мы плавно переходим. Ссылку на то, что у директора Института истории Академии наук Татарстана Рафаэля Хакимова именно паспорт гражданина РФ, а не вкладыш к оному (который там время от времени пытаются печатать) слышать особенно приятно.

Его же вопрос, «что нужно сверх многонационального народа?» нуждается сегодня в недвусмысленном ответе. Российская нация, которая одна только и может объединять народы, людей разных мировоззрений, политических идеалов и, как ни странно, сексуальных предпочтений.