Вы здесь

Главная | Проекты

Национальный Клуб «Россия для всех»

Национальный Клуб «Россия для всех»

Строй нового российского государства был закреплён Конституцией РФ 1993 года. Впервые носителем суверенитета стал многонациональный (многоэтничный) народ Федерации. Это новая, естественно возникшая общность, и принимать её за клон сгинувшего в одночасье «советского народа» было бы большой ошибкой.

Впервые народ Федерации получил возможность осуществлять свою власть через свободные выборы и референдумы. Впервые получили чёткое разграничение три основные ветви власти: судебная, законодательная и исполнительная.

Ещё одним важным завоеванием стал запрет любой идеологической, партийной или религиозной монополии. Федерация — светское государство, в котором действует принцип свободы совести, а люди с любым мировоззрением равны между собой.

Русский язык является основой общенациональной культуры и долг чести каждого гражданина Федерации — владеть им в совершенстве. Однако никто не вправе навязывать русскоязычную или какую-либо другую культуру в качестве обязательной. Культурная принадлежность, так же как мировоззренческая, в отличие от языковой, является добровольным выбором каждого соотечественника.

Конституционные принципы являются не только основой гражданской лояльности, но и «заданием на вырост», нашим обязательством перед грядущими поколониями. Изменяющаяся эпоха каждый раз требует адекватного воплощения конституционного замысла. Единство российской нации пытаются разрушить, сея семена раздора и ложных амбиций, ксенофобии и шовинизма. Подобные тенденции являются разрушительными по отношению к федеративной государственности и преступными по отношению к свободе личности. Мы говорим им твёрдое «нет», подтверждая своё единство как целостной нации граждан России. Мы знаем, что только отстаивая принципы, заложенные в нашей Конституции, сможем сохранить свою свободу и достойное будущее для наших детей.

1. Национальная идея

Национальная идея? НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ! Поиск национальной идеи должен предварять вопрос: о какой нации мы говорим? И если мы говорим о нации страны с названием «Российская Федерация», то речь должна идти об идеологии гражданской нации. Только такая идеология в силах объединить всех без исключения граждан нашей страны.

Что собирает людей в единую нацию? Язык? Но Испания и Аргентина – разные страны и их население не считает себя одним народом. Этнос? Но арабы-сунниты или шииты, принадлежа к одному народу и разговаривая на одном языке, с гордостью указывают свою национальную принадлежность: «кувейтец», «сириец», «иорданец», «саудовец», «оманец», «йеменец» и т.д. Культура, мировоззрение, территория проживания? Ответ очевиден: нет.

Есть, правда, условие, без которого существование нации граждан абсолютно невозможно, это общее гражданство. Его удостоверяет паспорт. Андорра, Люксембург, Лихтенштейн, тем более Сан-Марино и Монако, имеют карликовые территории и мизерное население, говорящее на языках ничем не отличающихся от языка сопредельных государств. Однако граждане этих стран твёрдо отделяют себя от других национальностей, поскольку имеют один паспорт.

Гражданство это всегда свободный выбор человека, а потому – наиболее ценный. Ценно только то, что может быть выбрано.

2. Наше государство

В каком государстве мы живём? Нет ничего проще ответа на этот вопрос: конечно, в России!

Но «Россия» слишком туманное понятие и с годами туман даже не думает рассеиваться. Мы поминаем Россию часто и как нечто само собой разумеющееся, но так ли это? Пора понять Россию умомJ

Рассмотрим бинарные отношения:
1) Россия = Российская Империя;
2) Россия = Российская Республика;
3) Россия =Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика;
4) Россия = Российская Федерация.

Является ли элемент «Россия» в первом отношении равным «России» во втором, третьем и четвёртом? Очевидно, что эти отношения не являются транзитивными по отношению друг к другу. В каждом случае понятие «Россия» означает что-то своё.

Когда мы говорим «Россия» в значении нашей страны, то подразумеваем Российскую Федерацию, независимость которой была провозглашена в 1991 году, а окончательно оформилась она вместе с принятием Конституции в 1993-м.

Сторонников теории перевоплощений это событие оставляет равнодушными. Им хочется вести отсчёт государственности откуда-нибудь издалека: со времён СССР, с 1612 года, а кому-то и приход Рюрика в Новгород кажется слишком поздним.

Быть может, они правы, и чем древнее государство, тем ему больше почёта? Но, похоже, это не так. Государства, на территории которых возникли великие культуры человечества, молоды и не испытывают по этому поводу никаких комплексов. Греческая Республика основана в 1830 году, Австрийская Республика — в 1918-м, Турецкая Республика — в 1923-м, Итальянская Республика — в 1946-м, Республика Индия — в 1947-м, Государство Израиль — в 1948-м, Китайская Народная Республика и Федеративная Республика Германия — в 1949-м...

Форма должна соответствовать содержанию. Значения «России» до образования Российской Федерации больше не актуальны, а при попытке подменить ими реальность, становятся опасными фантомами, препятствующими государственному строительству.

3. Культура – российская

Есть вещи, которые давно уже пора именовать российскими, но которые по инерции продолжают называть другими именами. Эта инерция не столь уж безобидна: всякий раз, когда национальная  принадлежность подменяется чьей-либо ещё, мы ослабляем национальное чувство в пользу какой-то иной общности, часто виртуальной. Речь, прежде всего, о российской культуре.

Александр Пушкин русский или российский поэт? Если первое, то придётся признать, что французский язык является родным языком русского народа, ибо на нём Пушкин написал своё первое стихотворение «Mon Portrait». На 544 777 русских словоупотреблений в произведениях Пушкина приходится 200 тысяч французских. Тем не менее, Пушкина, а вместе с ним практически всю плеяду российских классиков, упорно называют «русскими».

Пушкинский Дом является «Институтом русской литературы», но до сих пор не существует Института российской литературы.Оказывается, в прошлом есть только русские писатели, хотя Империя называлась «российской», а не «русской». При этом древнерусская икона в какой-то неуловимый момент истории переходит в российскую живопись, но ей занимаются «русские» художники Брюллов и Левитан…

В определении «русский»сегодня спрессовано несколько смыслов. Наслаиваясь, они производят эффект смысловой шизофрении. Если на протяжении XVIII – XIX веков «русский» и «российский»  часто отождествлялись, то национальная политика большевиков окончательно развела их в разные стороны. За столетие каждое из определений образовало собственное смысловое ядро, которое жёстко отграничено. Словосочетание «российский этнос» абсурдно, а «русский этнос» ясно и понятно.

Вот почему нет никакой «российской этнической культуры», но есть русская этническая культура. Её носителем был не русско-франко-язычный (но всё же проще сказать – российский) поэт Пушкин, а его няня Арина Родионовна. Нету в природе «российских сказок», но есть сказки народов России, нету «российских танцев», но есть российский балет и традиционные танцы российских этносов. Нет «русской национальной культуры», но есть российская национальная культура и культуры этносов России.

То, что имело и имеет общенациональное значение, следует называть только российским и никак иначе.

Кроме русского языка, разумеется. Нет больше «российской грамматики» (как во времена Ломоносова), но есть лишь грамматика русского языка.

4. Цивилизация

В последние десятилетия в России популярным стал тезис об одновременном существовании нескольких цивилизаций, т.е. о «локальных цивилизациях». Мы находим его не только в гуманитарных исследованиях, но всё чаще слышим о приверженности «своей» цивилизации из уст политиков и даже государственных деятелей. Все меньше упоминаний о человечестве как о единой цивилизации, всё дальше отход от первичного значения слова «цивилизации» в смысле цивилизованности – высшей стадии социального развития, предполагающей наличие городской жизни и т.д.

Теория локальных цивилизаций, которая не могла свободно обсуждаться в советский период, пытается одержать запоздалый триумф в умах россиян, но укрепляет ли это национальную идентичность или, напротив, подтачивает её?

Необходимо подчеркнуть, что набор «локальных цивилизаций», которые перечисляют масс-медиа, во многом дублирует список населённых территорий, культур, религий, государственностей, обществ, уровней экономического развития и т.д. Стоит только внимательно приглядеться к каждому случаю употребления термина «цивилизация», и мы увидим, что он может быть без труда заменён чем-то более конкретным из вышеперечисленного. Перед нами не столько предмет гуманитарного знания, сколько пропагандистская конструкция, созданная для масштабной сегрегации и внутреннего демонтажа как мелких, так и крупных человеческих общностей, а также государственных образований и союзов между государствами.

Это вызывает опасения, поскольку разрушает картину единства человечества, общности его интересов как целого. Рассуждения о фатальном различии между цивилизациями комичны, поскольку опровергаются глобальным техническим прогрессом, информационными сетями, распространением медицинских стандартов и другими достижениями. Однако теория о непримиримых противоречиях между цивилизациями, по сути пытается воспроизвести на современном этапе миф о расе как о социальном явлении, осуждённый ЮНЕСКО в 1950 году.

Тупиковыми представляются рассуждения об особой «российской», тем более, «русской» цивилизации. С какого периода она стала особой? Когда великий киевский князь принял крещение по византийскому обряду, а его потомки заимствовали организацию конного войска у половцев? Когда русские правители XIII-XIV получали ярлыки на княжение от ордынских ханов? Когда первые Романовы перенимали польские придворные обычаи? Когда Петр I обустроил российский флот по голландскому образцу, а Павел I армию – по прусскому? Когда экспансия Российской империи в Центральную Азию сопровождалась повальным заимствованием британских и французских стандартов колониального правления? Когда прокладывали железные дороги? Или когда строили гидроэлектростанции?

Столь же контрпродуктивным является взгляд на Россию как конгломерат нескольких цивилизаций (западной, православной, исламской) или место их пересечения.

Лозунг «Россия для всех» может быть реализован только при условии признания единства человеческой цивилизации и единой градации цивилизованности как совокупности показателей, отражающих уровень жизни общества. Особость Российской Федерации заключена не в «российской цивилизации», а в единой национальной культуре при наличии разных этнических культур, религиозных и локальных традиций, форм мировоззрения, бытоустройства.

5. Федерация

В 1991 году наша страна получила уникальный шанс: сбросить с себя весь груз прошлого, претензий, обид, обязательств, получив паспорт в новый мир. Все связи и отношения, которые возникли по доброй воле, оставались и могли развиваться дальше.

Впервые на территории бывшей империи и Советского Союза возник действительно свободный союз государственных образований, народов и регионов — Российская Федерация. Именно о таком государстве мечтали когда-то борцы за свободу.

Будущее Российской Федерации зависит от ответа на вопрос, чем в действительности она является? Наиболее яркими чертами РФ является её асимметрия, неравномерность национально-территориального деления. Согласно Конституции, республики РФ наделены статусом государства и имеют собственные конституции (ст. 5:2; 77:1). Однако аналогия между республиками Российской Федерации и национальными республиками Советского Союза далеко не прямая, не говоря уже об остальных субъектах, не имеющих «государственного» статуса.

Кого именно следует понимать под «народами» наделенными внутренним самоопределением (Конституция ст. 5:3)? Наделены ли им одни этносы или же это относится к территориальной общине (гражданам совместно проживающим на одной территории)?

Реализация свободы передвижения, возможность переселения различных групп, объединённых по этническому признаку, превращают национально-культурную автономию в действенный механизм, который позволяет сохранять этническую идентичность вне привязки к «титульной» территории. Поддержка национально-культурной автономии фундаментально отличает современную федеральную этнополитику от советской концепции национально-территориального деления.

В 2003-2008 годах происходил так называемый «парад объединений», который продемонстрировал возможность добровольного (в результате референдума) объединения ряда субъектов Федерации, когда это диктуется естественными потребностями населения регионов. Целесообразен ли новый виток этой политики?

Для выяснения дальнейших путей, по которым будет развиваться Федерация, важно отличать инструменты от целей. Пресловутая асимметрия не является фетишем. Она продуктивна  лишь до тех пор, пока сохраняет способность адаптироваться к меняющимся политическим, экономическим и социокультурным условиям.