Скрипка и водка

Скрипка и водка | «Россия для всех»

Ученый — нейробиолог и психолингвист — Татьяна Черниговская на программе у Познера, как мне показалось, огорчила ведущего своим сдержанным ответом на очевидный и риторический для каждого приличного человека вопрос. Познер начал свой вопрос с утверждения: всем известно, что евреи имеют лучшие способности к абстрактным наукам и музыке. Потому ли это, что таково особое устройство мозга у евреев?

Честно говоря, лично для меня не так очевидно само утверждение, послужившее базой для последующего вопроса. Может быть, это просто потому, что у меня своеобразные предпочтения. Мои любимые средневековые философы — Шанкара, Мадхва, Рамануджа — не были евреями, потому что они были индийцами. Мой любимый европейский философ Артур Шопенгауэр, кажется, тоже не был евреем. Среди моих любимых композиторов и музыкантов есть и евреи, и неевреи, да я никогда и не интересовался их национальностью. Мой любимый русский писатель Иван Бунин, скорее всего, не был евреем. Мой любимый зарубежный писатель Хорхе Луис Борхес в числе шести своих кровей имел и еврейскую (прочие — баскская, андалузская, английская, португальская и норманнская), но правильнее будет сказать, что по национальности он был аргентинцем. В общем, я не могу утверждать, что среди почитаемых мной гениев абстрактных наук и высоких искусств наблюдается непропорциональное присутствие именно евреев или что евреи как-то искусственно исключены из моего личного пантеона. Потому, исходя из своего сугубо индивидуального опыта знакомства с достижениями человеческой культуры, я не могу сделать вывод о том, что евреи умнее немцев, лучше пишут стихи и прозу, чем русские, более музыкальны, чем итальянцы, и так далее. Но Познер почему-то делает такой вывод. И считает его самоочевидным и не нуждающимся в доказательствах. Может быть, потому, что его индивидуальный опыт знакомства с достижениями человеческой культуры отличается от моего. Он, конечно, имеет право на свои представления. Хотя все же едва ли вправе универсализировать их.

Татьяна Черниговская чрезвычайно тактично умолчала о базисе вопроса, а по существу ответила так: мы не можем утверждать, что еврейский мозг обладает какими-то особенными способностями. Для того чтобы получить об этом научные данные, нам следовало бы полностью исключить влияние социума, среды, в которой поощряются определенные способности и навыки, а это невозможно. Познер ответом был недоволен. Или мне так показалось — по выражению его лица. Я, конечно, могу быть не прав. Свое мнение я именно так и маркирую — как свое мнение, не пытаясь его универсализировать.

Вместе с тем это подвигло меня снова задуматься над миром, в котором мы живем. А живем мы в мире обыкновенного зоологического расизма. Мы снисходительно называем проявления расизма «стереотипами», но дело не просто в каких-то расхожих представлениях, дело в настоящем зоологическом расизме, который стал для нас обыденным. Мы все на бытовом, светском, разговорном уровне поддерживаем странные убеждения о каких-то «врожденных», «генетических» качествах народов и людей, эти народы составляющих. Мы уверены в том, что евреи не просто самые умные и талантливые, они еще и самые хитрые, изворотливые. А русские — «генетически» простые, добрые и отзывчивые. А чеченцы — «от рождения» дикие, храбрые и свободолюбивые. Американцы предприимчивые. Немцы законопослушные. И так далее.

Ни один из этих зоологических стереотипов никак не подтверждается ни наукой, ни собственным опытом и наблюдением никакого человека, не поддерживается никакой религией и никакой вменяемой философией, а основывается только и единственно на идеологии зоологического расизма, на лживой гипотезе о «врожденном», «генетическом» отличии, превосходстве одних народов над другими. В этом нет ничего смешного. Когда вы, считая это само собой разумеющимся, говорите: мальчик хорошо играет на скрипке — понятное дело, ведь он еврей, вы тем самым выражаете позицию самого махрового зоологического расизма.

Зоологический расизм не подтверждается наукой и наблюдениями. Запомните это. Наука и наблюдение говорят нам о том, что по наследству передаются некоторые довольно грубые признаки — тип внешности, резистентность к алкоголю или непереносимость лактозы и так далее. Ничего из такого, что могло бы составить «национальный характер» или послужить основой для превосходства одной нации над другой. Все тонкие структуры, такие, как наклонности к определенным занятиям, развитие тех или иных способностей, зависят от социума. Мы получаем нацию скрипачей там, где социум полагает нормальным и необходимым игру на скрипке и поощряет это умение более прочих. Мы получаем определенные черты национального характера там, где есть общество, которое поощряет именно такие черты. Только так мы получаем некий средний национальный характер и средние национальные склонности. Но и в этом случае, как еще сказала Черниговская, индивидуальные особенности каждого человека сильнее и важнее групповых.

Зоологический расизм — это самый вредный пережиток пещерного родоплеменного мышления, и мы должны решительно от него отказаться. Всему свое время. Было историческое время, когда зоологический расизм был приемлем, может быть, даже был чем-то полезен. А сейчас — нет. Когда-то каннибализм тоже был полезен. А потом устарел. Евреи не являются генетически более умными и талантливыми, чем остальные. Чеченцы не являются более храбрыми и свободолюбивыми, чем остальные. Если бы еврея воспитали в чеченской семье, скажем, XIX века, да так, чтобы все его считали чеченцем и сам он себя считал чеченцем, то мы получили бы обыкновенного нормального чеченца, который, возможно, стал бы нормальным чеченским абреком, нападал на почтовые кареты и рубил кинжалом кровников. И, я вам гарантирую, ему бы не снилась скрипка. И если бы ему в руки случайно попала скрипка, то ничто «генетическое», еврейское в нем не проснулось бы. Он бы не отбросил кинжал и не стал вдруг играть на скрипке. Он бы пнул эту скрипку ногой куда подальше. Потому что он был бы чеченец, абрек.

Есть и прямо противоположный пример. Махмуд Эсамбаев, чистокровный чеченец, рос под большим влиянием своей мачехи, еврейки, которую он называл «моя любимая еврейская мама», и ее окружения, которое способствовало тому, что раскрылись его таланты к танцу, музыке. Люди рождаются разными и с разными талантами везде и всюду. От общества зависит, какие из способностей будут развиты, поощрены, а какие завянут. В Средние века в Европе считалось, что евреи — прирожденные торговцы и ростовщики, а воевать они не могут. На самом деле просто доступ евреев к военной службе был затруднен. Когда евреи дорвались до оружия, оказалось, что воюют они не хуже, чем торгуют. А если посмотреть на современный милитаристский Израиль, воинственность евреев вообще не может быть поставлена под сомнение. Если вам дают только скрипки — у вас будут скрипачи. Если дают автоматы — будут автоматчики. «Специализация» народа — дело социализации и политического положения, а не врожденности и генетики.

Генетически все люди принадлежат к одному виду. Это доказывается очень просто: все люди всех национальностей и рас могут скрещиваться и иметь при этом жизнеспособное потомство. Нравится это расистам или нет, но таков научный биологический факт. И все наличное человечество является результатом такого постоянного перекрестного опыления. Никаких чистых кровей, чистых народов и рас не существует. Стабильная национальная принадлежность проявляется у человека любого начального происхождения за семь-восемь поколений жизни и скрещивания в данном этносе. И, следовательно, является фактором скорее социальным, хорошо, социально-биологическим, нежели просто генетическим. Татарин вышел в Русь, наплодил потомство, основал фамилию, например, Карамазовых. Через семь-восемь поколений все Карамазовы — чистые русские, хотя мальчики и носят в себе пресловутую игрек-хромосому от предка-татарина. Никакое татарство в них не проявится, потому что вне татарского социума никакого татарства и нет. Следовательно, нет и никаких генетических преимуществ или недостатков, связанных с национальностью. Хотя индивидуальные преимущества и недостатки могут быть у каждого, сколько угодно.

Возможно, телеведущий Познер неудачно выразился или я неправильно его понял. Но сама эта мысль о мнимом «превосходстве» в каком-то одном определенном качестве и как следствие ущербности в остальных оскорбительна прежде всего для самих евреев. Если я приду к своему товарищу, профессору и писателю, и скажу: Андрей, ты такой умный просто потому, что ты еврей, то он мне ответит: Герман, ты что, расист? Почему это я умный потому, что еврей? Почему не потому, что я армянин? Я такой же еврей, как и армянин. Так почему я умный как еврей, а не как армянин? А как армянин я кто, глупый? А паче прочего я русский. Почему я не могу быть умным, как русский? А ты сам кто и какой? Ты как чеченец должен быть дикий. Ничего, что мы дружим семьями? Ты точно никого не зарежешь и не покусаешь? А как русский ты должен пить водку. Принести тебе водку? Как это ты не пьешь водку? Ты как русский должен пить водку, а я как хитрый армянский еврей, или еврейский армянин, должен тебя спаивать. Несите водку и скрипку. Я буду играть на скрипке, а ты будешь пить водку. И ничего, что я никогда не держал в руках скрипку, а ты на дух не переносишь спиртного. Моя мама еврейка, поэтому я, наверное, генетически умею играть на скрипке. А твоя мама была русская, поэтому ты должен генетически любить водку. Значит, давай. Терпи. Слушай, как я буду играть на скрипке и пей водку, и пусть тебя стошнит и от того, и от другого. Зато зоологические расисты будут рады, что все в порядке, все в рамках их представлений, все так, как думают «приличные люди».

Текст: ]]>Герман Садулаев]]>