Почему «российский», а не «русский»

Почему «российский», а не «русский» | «Россия для всех»

Эту запись в блоге, принадлежащем одному из теоретиков русского национализма Валерию Скурлатову, мы публикуем в порядке знакомства своих читателей с данным направлением мысли. Излишне упоминать, что ряд исходных постулатов автора и его своеобразная манера изложения, обращённая к сторонникам идеи «соборного Третьего Рима», нами не разделяются. Показательно, однако, что к безальтернативности российской нации приходят авторы изначально весьма далёкие от этого положения, что можно только приветствовать. Несмотря на глубокий мировоззренческие расхождения, мы являемся согражданами.

Правда, позиция автора страдает отсутствием логики. В. Скурлатов, справедливо отметив неустранимый этнический оттенок «русскости», показав ущербность и опасность подмены названия российской нации «русской», тем не менее, мирится с фактом, что в международном употреблении за ней закрепилось как раз неправильное название — Russians. Чтобы понять, почему это происходит, необходим специальный историко-филологический анализ, который мы в ближайшее время предложим.

Редакция сайта «Россия для всех»

* * *

Никак не избавится недомодернизированное российское общество от ошметков народобожия, которое под влиянием утопий Просвещения обуяло русскую интеллигенцию в позапрошлом веке, а ныне служит козырной картой в аргументации т. н. «русских националистов». Ну не создаёт никакой «народ» государство! Государство создаётся кучкой пассионариев, обычно разноплеменной. Эта кучка берет под контроль ту или иную территорию с населяющими ее данниками-налогоплательщиками, с коих и кормится.

Этнический состав подчиненных несущественен, всех вместе можно назвать народом, а за государственный язык (язык межэтнического общения) принимается самый подручный. Так, когда кучка-дружина хана тюрок-болгар Аспаруха захватила нынешнюю Болгарию, то расхватала на ночь местных славянских молодух и утром поскакали дальше побеждать и завоевывать, а когда возвращалась на привал, то встречала своих ночных славянских подруг на сносях или уже родившими, и матери общались с детьми от тюрок-отцов на славянском языке, так возник славяноязычный болгарский народ. Но не «народ» создал Болгарское государство, а кучка хана Аспаруха.

А вот кучка-дружина хана угро-финнов Арпада, захватив нынешнюю Венгрию, тоже расхватала местных славянских молодух и утром помчалась далее в Баварию, Италию, Испанию, однако вскоре отцы-пассионарии вернулись, и у них оказалось больше времени общаться с новорожденными детьми на угрофинском языке, а не на языке славянских матерей, к тому же в обозе Арпада было немало угрофинских женщин-тещ, так что угрофинское взяло верх над славянским, и возник народ венгров мадьяров. Опять-таки не «народ» создал Венгерское государство, а разношерстная кучка пассионариев Арпада.

И так всегда и везде. В том числе на Руси (исходная варяжская кучка состояла из воинов разных этносов, в том числе монгольских — см. материалы раскопок варяжских могил). А посмотрите на реконструированный по черепу облик «первого великоросса» Андрея Боголюбского, сколько же кровей в нем сошлось!

Не «народ» создавал Новгородско-Киевскую государственность, Владимирско-Суздальскую Русь, Московское царство, Российскую Империю, Советский Союз. А нам подсовывают вредоносную мифологему — русский-де и есть «государствообразующий народ» и потому как политический субьект должен играть в изначально многоэтнической России некую особую политическую роль.

Тогда и другие этносы вправе претендовать на политическую субьектность, что непременно сопряжено с сепаратизмом, который нормальное здоровое государство должно подавлять самым решительным образом. В результате т. н. «русские националисты», провозгласив русский народ «государствообоазующим», обрекают его на нескончаемые и не порождающие никакого позитива межэтнические разборки.

Чрезвычайно опасен именно сепаратизм самого большого или второго по численности народа данного государства, в нашем случае «русский сепаратизм», проповедуемый т. н. «русскими националистами» («профессиональными русскими»), и «украинский сепаратизм», реализуемый бандерой. Во втором случае навязла в зубах русофобская кричалка «москаляку на гиляку», в первом же случае известны лозунги «Россия для русских», «избавимся от южного подбрюшья [Средней Азии и Казахстана]», «хватит кормить Кавказ» и т. п. Излишне доказывать, что лукавство о русском «государствообразующем народе» представляет реинкарнацию комплекса русского «великодержавного шовинизма», с которым совершенно справедливо беспощадно боролся Владимир Ильич Ленин. Ибо этот «великодержавный шовинизм» автоматически провоцирует «иноэтнический сепаратизм», возбуждаемый антирусско-настроенной частью этников, что ведёт к крови и распаду страны — «единой и неделимой» Большой России.

[...] Сколько ни воодушевляй современную русскую молодежь мантрами о «государствообразующей роли» русского народа — этнической мобилизации не будет, как не было её в 1905, 1917 и 1991 годах. На острие истории оказываются пассионарии, воодушевляемые тем или иным надэтническим идеалом-проектом. [...]

Повторяю год за годом — на этнических «вышиванках» увязнешь в кювете прошлого, а в ворота будущего не въедешь.

Нация принципиально надэтнична, и национально-государственное противостоит не каким-то этносам, а транснационально-компрадорскому, что и видим в нынешней РФ. Истеричные взвизги о русском «государствообразующем народе» уводят в сторону от этого главного противостояния и потому вредоносны для русского народа.

И Россия — не «многонационалия», а должна оставаться многоэтничной одной единой и неделимой нацией-государством. Таковыми, кстати, являются многоэтнические США, Индия, Швейцария, Бразилия, Малайзия, Сингапур и т. д. России не заказано быть в этом ряду.

Никаких «государствообразующих народов»! Одно государство — одна нация, охватывающая представителей не какого-то одного «главного» народа-этноса (пусть даже «старшего брата»), а всех народов, проживающих в данном государстве, являющихся его гражданами. Другое дело, что в некоторых государствах, например в той же России или в латиноамериканских государствах, «государствообразующую роль» в каком-то смысле играет культура и язык более продвинутого народа, взятые на вооружение правящей элитой этих государств — русский язык и культура в России или испанский язык и культура в Латинской Америке. Но политически вредоносно акцентировать верховенство русско-этнического или испано-этнического.

Уместный пример — США. Там «по умолчанию» признаётся, что ведущую роль в становлении многоэтнической единой и неделимой американской нации сыграли системы ценностей, культура и язык уоспов (WASP — «белые англо-саксонские протестанты»), но считается политическо-антигосударственным носить майку с надписью «Я — Уосп!» или посреди площади рвать рубаху на груди с этим же воплем.

Применительно к России — как называть единую нацию, тождественную национально-суверенному государству, которое, будем надеяться, придёт на смену нынешнему компрадорско-зависимому? Русской или российской нацией?

Слово «русский» чрезвычайно мощное и даже «всечеловеческое» и «вселенское», как прозревалось Пушкиным и Достоевским и завещано нам. Более того, в «русском» светится нечто апокалиптическое-эсхатологическое, как и в «еврее». И потому русофобия не просто исторически-ситуативна, а столь же онтологически-глубинна, как и юдофобия (жидоедство, антисемитизм). Даже можно усмотреть в бренде «русский» столь же богоизбранническое, как и в бренде «жид». Однако напакостили т. н. «русские националисты», которые опустили «русское» до пошло-вышиванско-обрядоверческо-православнутого, с вселенского-всечеловеческого до этнического-местечкового. Поэтому «русское национальное» прочно ассоциируется в нашей стране с «русско-этническим», и лучше тогда имеющую еще некоторые шансы образоваться столь желанную единую нацию суверенного «национального государства» России называть «российской».

В связи с этим вспоминаю свой разговор с Игорем Шафаревичем осенью 1988 года, когда создавался наш Российский Народный Фронт. Не успел я переступить порог квартиры Игоря Ростиславовича, как он меня атаковал — «А почему «российский», а не «русский»? Я попытался объяснить, но не убедил, хотя ссылался на предков, которые назвали свою империю Российской, а не Русской, потому что в состав Империи вошли территории, населенные не только русскими, но и инородцами, нерусскими. Русская Империя — привкус колониализма, не говоря уж о привкусе этнизма, а предки строили надэтнический соборный Третий Рим, сущностно отличающийся от примитивной колониальной империи наподобие Британской. Потому-то мудрые предки и предпочли назвать свою империю Российской, а не Русской.

В утешение тех, кто поддался демагогии т. н. «русских националистов», скажу, что в модернизированном глобальном мире, успешно преодолевающем этнобесие, не усматривают особой разницы между «русским» и «российским», столь чувствительной для современной умышленно демодернизируемой России. И то и другое обозначается за рубежом одним словом — Russian.

С сокращениями.

Текст: ]]>Валерий Скурлатов]]>