Отравленные толерантностью

Отравленные толерантностью | «Россия для всех»

Сейчас много кто владеет базовыми навыками общения на иностранном языке. Он окружает нас повсюду: в названиях кафе, магазинов, блюд, техники. Сленговые перенимаемые слова — повсюду. Больше не кажется таким экзотическим услышать «почиллить», «стримить», да и вообще без иностранных заимствований уже трудновато обходиться.

Мы учим языки, чтобы быть более коммуникабельными, чтобы ездить в другие страны и понимать суть происходящего вокруг нас в условиях стремительной глобализации, или просто чтобы не упустить свой шанс при случайной встрече с таинственным иностранцем, возможно, сыном какого-нибудь влиятельного барона из далекой западной страны.

Учим язык, но часто не учим и не учитываем культуру и особенности нации. Говоря об английском языке и культурах англоговорящих стран, мы знаем лишь несколько стереотипов про британские «файв’о клок» — время пить чай и много стереотипов про американский хот-дог и непременную улыбку. Мы забываем о совершенно другом воспитании, традициях и философии жизни.

Позитивное отношение к жизни рядового американца описал в своей книге «The power of positive thinking» нью-йоркский пастор Норман Винсент Пил в 1952 году. Американцами с молоком матери усвоена вера в силу «позитивного мышления», благодаря чему к окружающим у них весьма оптимистический настрой и доброжелательное отношение. «Да, бывают в жизни затруднительные ситуации, но в конце концов everything will work out»

Вечная улыбка на лице иностранца вовсе не признак низкого интеллекта или фальши, хотя у нас благодаря комикам и пропагандистам на слуху выражение «тупые америкосы». Эта улыбка лишь признак того, что в общении с любым собеседником на любую тему принято демонстрировать жизнерадостность и излучать оптимизм. Окружающие должны видеть, какое у тебя отличное настроение. Американец должен быть всегда в отличном настроении и всем это показывать. У американцев не принято ходить с унылым видом, не принято жаловаться, хныкать, выглядеть удрученным. Вспомните русского человека: хмурый и уставший вид. Не скажу, что вечно недовольный, но всегда уставший и задолбавшийся.

От разницы в нашем отношении к действительности появляется непонимание такого типичного и фундаментального понятия американского менталитета как терпимость — толерантность. Много сарказма и иронических шуток связано с этим словом, а ведь оно невероятно простое для понятия и принятия.

Для нашего человека слово это относительно новое и малопонятное, но уже солидно намозолившее глаза своим частым появлением в прессе и научных симпозиумах. В 2000 году правительство РФ даже внедрило спецпрограмму «Воспитание толерантности», что вызвало волну дискуссий. В Америке никаких дискуссий по этому поводу давно нет. Толерантность это готовность принять все иное, непривычное в данной среде, нестандартное, нетрадиционное. Это уважение к иной расе, этнической группе. К другой религии, к другому социальному статусу (богатых к бедным и наоборот).

Возможно, в нашей российской непросвещенности и твердолобости в вопросах сопереживания и уважения ко всем подряд есть что-то разумное. Правда, немного политкорректности (еще одно новое модное слово) не помешало бы. Хотя во всем мире эта политкорректность и толерантность перешли сейчас в неуемную, примитивную идеологию, благодаря которой кто угодно может подпортить существование наивного обывателя.

Раньше политкорректность была естественно обоснована и действительно нужна для бедных обидчивых меньшинств и феминисток. Взять ту же Америку 1960-х. Тогда воинствующие, но примитивно мыслящие радикалы стали проповедовать сочувствие ко всем и вся, независимо от того, идет ли речь о хороших или о плохих людях, о честных гражданах или преступниках, о разумных или сумасшедших.

Отсюда пошло навязчивое желание превращать отрицательные качества в положительные. Отсюда мания оправдывать людей сомнительных и с моральной, и с политической точки зрения. В результате мы видим доведенную до абсурда любимую американскую идею о том, что все люди равны и имеют равные права. Отсюда же вытекает, что ни один человек, имеющий совершенно рандомные образ мысли и систему ценности, отличный стиль жизни, не должен превосходить других людей, а униженное положение должно быть обречено на исчезновение.

Кажется, благая цель. Но идея доведена до абсурда. Политкорректность привела к радикальному искажению истин, глубоко укоренившихся в человеческом мышлении. Сейчас большинство европейцев и большой процент американцев искренне убеждены в равенстве всех людей от рождения, невзирая на то, что даже самый поверхностный взгляд на общество показывает обратное — люди не столько равные, сколько разные.

Кстати говоря, в России такого нет — политкорректности нет, за что ее так любят правые в Европе. Непонятно даже, к лучшему это или наоборот. Но очевидно, что агрессия, оскорбления и травля — повседневность нашего человека. Некая микроскопическая доза политкорректности и терпимости была бы здесь только на пользу.

Сделаем микровывод: категорично неприемлемых идей не существует, есть доведение их до абсурда и помешательства. У нас — нелюбовь и презрение к «чужому», у них — желание ублажать и сострадать всем и вся. Проще говоря — две крайности элементарного идиотизма...

У нас не принято, да и желания не возникает с распростертыми объятиями идти на вокзал встречать сотни тысяч таджиков, селить их у себя в квартирах, приглашать на обеды (для сравнения в той же самой Германии это считается хорошим тоном по отношению к сирийским беженцам). Также не возникает желания учить их языки и обычаи, чтобы ненароком не обидеть. Нет стремления побыстрее убрать символы своей религии или прекратить есть свинину из солидарности. Хотели бы вы как-то изменять привычный уклад жизни просто потому, что приехавшему таджику может быть от этого неприятно? Все помнят наделавшие шум в нулевые банды скинхедов? Агрессия чистой воды. У нас говорят: «Чурка/гастарбайтер чертов, иди работай». И они работают, приезжают же в холодную и не сильно гостеприимную страну.

Смотрим на Германию: дети несут прибывшим свои и новые игрушки, а те в свою очередь выкидывают слишком теплую минералку. Студенты и волонтеры считают за честь все каникулы проработать в их лагерях, абсолютно бесплатно, ухаживая за ними и протягивая им руки, а в ответ получают хамство и насилие. У западного человека сознание занято возвышенными идеями о помощи несчастным, состраданием. Он даже не допускает мысли о том, что имеет дело с гнидой и паразитом, банально питающимся за счет своего благодетеля.

Что мы имеем: одни хотят помогать бедным, другие — наказывать богатых за их богатство, они и едут собственно грабить. Кто здесь идиот? Европейский и американский гуманный левый. Грубо говоря, им движет логика самоуничтожения, стремление всех равнять и мерить других по себе, не понимая и не принимая разность культур, национальностей, элементарных привычек и норм воспитания. Они приписывают всем подряд те эмоции сострадания, которые испытывают сами. Им кажется, да уже даже не кажется, а они твердо уверены в том, что все в мире, как и они, хотят видеть людей самостоятельными, творческими, индивидуально неповторимыми. Да и быть такими всем хочется, и все к этому стремятся. Искренне верят в этот сладкий бред.

А что люди третьего мира? Голодный и замерзший человек, опять же утрируя и говоря грубо, хочет поесть и согреться, дела ему до творчества и индивидуальности нет. Они хотят совсем другого. Поиметь денег, бесплатного хорошего жилья, желательно в пятизвездочном отеле или собственном доме с 3 спальнями, жратвы побольше, пособий, да возможности вывезти с собой и засадить на европейской земле все свое родовое дерево. Всякий, кто открыто об этом скажет, в ответ услышит от рьяных политкорректных гуманистов «расист» или «исламофоб», «ксенофоб». Список может быть большим и крайне радикальным.

Благими намерениями вымощена дорога в ад.

Текст: Алина Веснова
Источник: ]]>alina-vesnova]]>