Вертолет для сына салафита

Вертолет для сына салафита | «Россия для всех»

Вышла в свет вторая детективная повесть Альберта Мехтиханова (из литературного сериала издательства «Черновик»). В первой повести цикла — «Раскаленные тени» — читатели познакомились с её главным героем Русланом, который после нескольких лет работы в Федеральной службе охраны (в том числе и в Службе безопасности президента) вернулся на родину в Дагестан.

Руслан — профессионал, который обладает высоким уровнем оперативной и силовой подготовки. Теперь, путешествуя по родной республике в качестве фотоблогера, он оказывается участником различных событий. «Вертолет для сына салафита» описывает его новые приключения.

...В Дагестане происходит несколько покушений на лидеров различных религиозных общин, убиты люди. Кто или что стоит за этими нападениями? Экстремист-одиночка? Серийный маньяк? Большая политика? Провокация силовиков?

На сей раз действие происходит не в горах у границы с Чечней (как в первой повести), а в Махачкале и в вымышленном соседнем городе Приморск (в котором, впрочем, легко угадываются черты Каспийска). Расследование находится на контроле у главы республики. По приглашению замминистра МВД к розыску подключается Руслан.

Предлагаем несколько фрагментов нового детектива.

Глава 5

...Но именно в этот момент дверь в кабинет мэра открылась, и секретарша почему-то испуганным шепотом (возможно, в приёмной сидели другие люди) сказала, что на проводе начальник ГОВД Приморска.

— Я же просил несколько минут нас не беспокоить, — мэр с трудом сдержал раздражение в голосе, но лицо его стало сердитым.

— Да, я объяснила ему, но он во второй раз уже звонит. Очень, очень просит...

— Ладно, иди, — глава города схватил белую трубку стационарного телефона, и после приветствий он вдруг выпрямился в кресле и стал очень сосредоточенным.

— В больнице? — мэр задал всего один уточняющий вопрос примерно после сорока секунд беседы, а ещё через полминуты добавил. — Давай, будем на связи.

Глава Приморска очень аккуратно положил трубку, зачем-то выровнял по левому краю стопку бумаг на углу своего стола, долго смотрел в окно, а после этого тихо выдохнул:

— Твою мать!

Тут он словно вспомнил о госте в кабинете и поднял на него глаза:

— Настоятеля в русской церкви зарезали.

Глава 8

— Вот он, видите? — оперативник Приморского уголовного розыска Асад показывал своему непосредственному начальнику видеозапись территории у городской церкви. — Вот, пересекает церковный двор. Всё, как в показаниях у свидетелей: среднего роста, в коричневой толстовке в крупную клетку. Толстовка с надетым на голову капюшоном. И в голубых джинсах. Ну, цвет в чёрно-белом формате записи не виден, но одежда точно описана.

— Качество записи неважное, — посетовал начальник уголовного розыска.

— Какое есть, товарищ майор. А вот ещё одна запись... Подождите, я сейчас открою файл... Он там крупным планом, подходит к притвору.

— К чему подходит?

— К притвору... Ну, это у православных такая передняя проходная часть церкви, до входа в основной зал. Вот он!

— Да, он... Тоже качество записи так себе... Он, наверное, знает о камерах: смотри, как капюшон натянул и голову низко опускает.

— Так точно, лица не видно, товарищ майор.

— Одно название только — видеозапись... Какой в них смысл, если толком ничего не видно... А внутри церкви камер нет?

Глава 41

— Короче... Я тебе предлагаю, Мурад, смягчить свой радикальный напор и отмежеваться от прежней агрессивно-враждебной антироссийской позиции. Перестать сталкивать нас с этой махиной и больше думать о том, как нам глубже понять друг друга, как нам — русским и кавказцам, православным и мусульманам — точнее и эффективнее взаимодействовать.

Для этого совсем не требуется забыть нашу историю и утратить свою исламскую идентичность.

— Чего, чего? — усмехнулся одноклассник. — Может, на этом пути ещё к вам, суфиям, присоединиться?

— Я не суфий, — ответил Руслан. — В том смысле, что я не вступал в какой-либо тарикат.

— Даже если лично ты и не суфий, ты так или иначе друг и союзник суфиев. Я-то вижу, как близки ваши позиции, вижу — по СМИ, по прессе — что ты периодически с ними, как говорили в нашей школе, водишься.

— Да, были совместные проекты. Не вижу проблем, чтобы в хороших делах сотрудничать и взаимодействовать друг с другом.

— Слушай, ты!

— Что?

Они уже не сидели, а вскочили, повышая тон и переходя на крик...

* * *

Одноклассник устало опустился на свой крутящийся стул:

— Руслан, если бы я не знал тебя много лет и не доверял тебе почти как самому себе, я бы решил, что ты типа «засланного казачка»...

Фотограф помолчал, тоже успокаиваясь, и грустно усмехнулся:

— Кстати, самые эффективные «засланные казачки» — это те, кого знаешь много лет и доверяешь «почти как самому себе».

— Знаешь, — предложил Мурад, — давай заканчивать этот разговор. Как это у москвичей? «Я тебя услышал». Услышал, но остался при своём.

— «Остался при своём», — тихо повторил фотограф и вдруг спросил: — И поэтому утром ты убил настоятеля православной церкви?

— Кого я убил? — одноклассник аж привстал. — Руслан, ты совсем, что ли, «погнал» на почве «борьбы с экстремизмом»?

Фотограф помедлил и вытащил из внутреннего кармана распечатку «человека в капюшоне» с видеозаписи из церкви:

— Не ты?

Мурад взял фото в руки, долго его рассматривал и бледнел на глазах. Потом он поднял растерянный взгляд на Руслана:

— Это какая-то хитрая провокация. Конечно, я слышал об утреннем нападении на этого кяфира, — он снова взял снимок. — Да, и ростом человек на фото похож на меня, и точно такая толстовка у меня имеется, подарок Марины... Но это не я!

— Мурад, где ты был в промежутке с 9 до 10 часов утра?

— Ты с ума сошёл?

— Я спрашиваю, где ты был в это время?

Глава 45

...Руслан поднялся по лестнице на путепровод, и тут у фотографа зазвонил мобильный телефон:

— Руслан? — услышал он напряженный голос заместителя министра МВД. — Ты в Приморске?

— Да, Султан Султанович.

— Просьба сейчас же прибыть в ГОВД. «Капюшон» прислал третье письмо-предупреждение.

Глава 49

...Фотограф вопросительно обернулся к Вадиму. Тот сказал:

— Руслан, вы сами путешественник. Знаете географию. Вам этот символ ничего не напоминает? Ну, если вспомнить географическую карту мира?...

Руслан вгляделся в лист:

— Да, я понял... Знаменитый «итальянский сапог». Ну, чем-то похоже. Допустим, присланный символ — указание на Апеннинский полуостров, — предположил фотограф. — Вы, Вадим, выстраиваете какую-то версию на этом допуске?

— Выстраиваю, — кивнул оперативник. — И это очень огорчительная — для нас — версия. Я полагаю, что мы что-то упустили в ходе розыска...

— Что именно?

— Упустили, что в Приморске проживает неизвестный нам лидер местной общины католиков. И третья охота объявлена на него.

— Католиков? — переспросил Руслан. — Да, логика понятна. Италия — Рим — Ватикан — резиденция римско-католического папы. Но факты расследования опровергают эту версию.

— Я тоже очень надеюсь, что нет никакого местного лидера католиков, которого тут убьют, — вздохнул замминистра МВД. — Это уже не политика, это международная политика. Это... катастрофа...

Глава 71

Замминистра был один в кабинете начальника ГОВД.

С осунувшимся и усталым лицом, он сидел в кресле, расстегнув китель. Полковник предложил Руслану сесть и спросил:

— Ты что-нибудь понимаешь?

— На 80 процентов — понимаю.

— Эти 80 процентов включают имя убийцы?

— Нет.

— Значит, ты ничего не понимаешь...

Фрагменты публикуются с разрешения автора.
Полный текст повести «Вертолет для сына салафита» ]]>на сайте газеты «Черновик»]]>