Алексей Кыласов: Пусть решают спортсмены

Алексей Кыласов: Пусть решают спортсмены | «Россия для всех»

Руководитель Центра традиционных игр и спорта Института наследия Алексей Кыласов — об «олимпийской» дисквалификации России и альтернативных играх.

— Алексей Валерьевич, самая громкая спортивная новость последнего времени — отстранение России на четыре года от Олимпиад и чемпионатов мира. Как вы к этому относитесь?

— Судя по тому, что отстранили всю страну, а не виновных, это называется апартеид. В данном случае это апартеид русских [1].

— Что же теперь делать России? Это выглядит как позор?

— Да, по сути, это позор. Потому что нам говорили: вы исправляли данные допинговой лаборатории. Мы отвечали, что ничего не трогали, а выясняется, что всё же трогали. Естественно, в этом виноваты не спортсмены, а чиновники. Поэтому пусть нам покажут конкретного виноватого или виноватых. Надо искать всю эту коррупционную составляющую. Вообще, если против России выносится единогласное решение, это означает, что у нас нет никакой вразумительной внешней политики относительно спорта.

— На ваш взгляд, предложение допустить до игр «чистых» спортсменов, которые будут выступать не под российским флагом, — компромисс в этой ситуации?

— Это казуистика. Постоянно существуют списки спортсменов, которые либо на чём-то попадались, либо были в статусе подозреваемых. Чтобы спортсмену доказать, что он чист, ему фактически надо пролезть через маленькое игольное ушко, он должен быть не замечен ни в чём, а это почти нереально. Даже если случайно числился в списке или кто-то его косвенно упомянул, то всё — на нём лежит тень подозрения.

— И что им делать?

— Практически есть только один выход — уехать из России, поменять гражданство и выступать за другое государство.

— Это мнение не очень популярно среди населения.

— Ничего страшного. Надо быть последовательными до конца. Те, кто кричит о том, что русские должны выступать исключительно под российским флагом, почему-то молчали, когда в российскую сборную включались иностранцы — тот же Виктор Ан (олимпийский чемпион по шорт-треку. — Ред.) или Вик Уайлд (двукратный олимпийский чемпион по сноуборду. — Ред.). Мир становится открытым. Если наши спортсмены будут выступать за другую страну, то не перестанут быть русскими. Фетисов, Роднина жили в США — и ничего, сейчас депутаты Госдумы. Я как-то спросил у бывшего генсека ООН Пан Ги Муна, не испытывает ли он сожаление, что его соотечественник Виктор Ан выступает за Россию. Он ответил, что нет: в Корее у Ана, может быть, и не получилось бы пройти отбор в сборную, там слишком велика конкуренция в шорт-треке. В России другая ситуация, но у спортсменов теперь нет шансов выступить на Олимпиаде. Надо быть цивилизованными и не подвергать сомнению право спортсменов на самоопределение в вопросах гражданства, пусть они сами решают, под каким флагом им выступать.

— Не могу не спросить о пермских спортсменах. Как минимум двое из них являются лидерами олимпийской сборной России в своих видах спорта — это саночница Татьяна Иванова и прыгун на лыжах с трамплина Евгений Климов. При этом местные чиновники утверждают, что их виды спорта априори «чистые», там не может быть допинга.

— Что значит «чистые» виды? Вспомните дисквалификацию Александра Зубкова — бобслеиста, чей вид спорта максимально близок к санному. А на вопрос, что им делать, я уже ответил: либо принимать решение как должное и не выступать на международных соревнованиях, либо представлять другое государство.

— Вы вообще верите, что России могут сократить срок «бана»?

— Теоретически есть вероятность снисхождения, но на самом деле она ничтожна, с учётом единогласно принятого решения о запрете. Гораздо актуальнее забота о том, чтобы не всплыло что-то ещё, поскольку ящик Пандоры открыт.

— В СМИ сообщают, что некоторые крупные соревнования всё же могут пройти с участием российской сборной, те же чемпионаты мира по футболу и хоккею, мол, у этих федераций нет соглашения с ВАДА.

— Нет, будет полный запрет. Все международные федерации, которые входят в олимпийскую систему, включая FIFA и IIHF, имеют обязательное соответствие Кодексу ВАДА. Маловероятно, что какая-то федерация осмелится пойти против Всемирного антидопингового агентства. Добавлю, что теперь и организация какого-нибудь крупного международного соревнования будет проблематичной. Но это касается не тех соревнований, которые уже точно пройдут в России (например, часть матчей чемпионата Европы по футболу), а тех, на проведение которых Россия могла бы претендовать.

— Сейчас всё чаще из уст чиновников звучат призывы устроить некие альтернативные игры. Это реально? И вообще, могут ли они заменить Олимпиады?

— Альтернативные игры — это очень плохая идея. Олимпиады и чемпионаты мира важны, так как там собираются лучшие из лучших. А альтернатива им — это фейк. А зачем нам фейк? Кто будет участвовать в таких играх? Северная Корея? Но даже она не будет, у них сейчас явный курс на сближение с Южной Кореей в спортивных вопросах. Белоруссия? Тоже не будет. Никто не захочет ссориться с МОК и попадать под их санкции, никому это не надо. К тому же Международный олимпийский комитет вполне может обратиться в спортивный арбитраж и засудить нас, потому что Олимпиада — это бренд, торговая марка. Альтернативные игры — это производство контрафакта. На мой взгляд, любое заявление об альтернативных играх — показатель правового нигилизма.

— Вы сказали, что делать действующим спортсменам. А что делать родителям, которые только собираются отдать ребёнка в спорт с ожиданием его олимпийского будущего? Они годами будут находиться в страхе, что «бан» либо продлят, либо после каких-то вновь открывшихся обстоятельств возобновят.

— Считаю, что если ребёнок маленький, то всё в порядке, можно отдавать в спорт. Но если ребёнку уже лет 12, а сейчас наблюдается явная тенденция к омоложению спорта, то это уже вряд ли имеет смысл: подростковый возраст как раз такой, когда талантливый ребёнок уже где-то на подходе ко взрослой сборной. Учтите, что есть в принципе «молодые» виды спорта, например гимнастика или фигурное катание, в которых спортсмены в 15-летнем возрасте уже участвуют в Олимпиаде. Тогда единственный выход — менять гражданство. Повторюсь, что не вижу в этом ничего плохого. Сейчас весь мир уходит от того, что Олимпиада — это война, так что выступающий за другую страну россиянин — всё равно наш. Мы можем начать экспорт наших спортсменов. Может быть, это заставит наше общество по-новому и уже осмысленно относиться к своей родине, находящейся не во вражеском окружении, а в меняющихся условиях современного мира. Кстати, для такого понимания в Олимпийской хартии есть необходимые основания, потому что Олимпийские игры — это не соревнование стран, а соревнование спортсменов.

— При этом на волне сочинской Олимпиады и при подготовке к чемпионату мира 2018 года в России началось массовое строительство стадионов и спортсооружений. Их можно заполнять во время крупных событий, но получается, что вероятность их «простаивания» теперь увеличится в разы?

— Один мой знакомый политолог Юрий Солозобов сказал, что гонка спортсооружений губит Россию. На самом деле нет и не было никакого экономического обоснования для строительства всех этих стадионов. В нём есть смысл только в случае окупаемости, но для достижения окупаемости среднему российскому болельщику придётся выложить за билеты до 1 млн руб. Естественно, этого не будет, и не потому, что у нас нет болельщиков, а потому, что у среднего болельщика нет даже среднегодового дохода, эквивалентного такой сумме.

[1] Мы не вносим поправок в авторский текст, однако вполне очевидно, что речь идёт не о русских (этносе), а о россиянах, людях имеющих российское гражданство, российское происхождение. Примечание редакции сайта "Россия для всех".

Текст: Дмитрий Енцов
Источник: ]]>Новый Компаньон]]>