Хроники covid-санитара (06-07.05.2020)

07.05.2020
1 090
AA
Хроники covid-санитара (06-07.05.2020) | «Россия для всех»

[29]

6 мая 2020

Вычитал в прессе как кормят медиков в гостинице.
Расписано, какие крутые рестораторы этим занимаются. Завтрак, обед, ужин.
Нет, все очень скромно.
Только завтрак и ужин, порции весьма и весьма скромные.
Этим явно не прокормишься. Приходится подкупаться.
Главное, все же это гостиница. Не будет гостиницы, вопрос встанет о продолжении работы. Договор до 7 мая. То есть, теоретически завтра могу оказаться без места. Но почти уверен, что продлят.
Пока я настроен работать по крайней мере до июня, а там посмотрю.

Но надо:
а) не заразиться самому,
б) не выгореть.

Выгореть вполне возможно, так как не успеваешь отдохнуть. Людей не хватает, чтобы создать полноценные смены, с полноценным отдыхом.
Многие медики выбыли из строя по причине заражения.
Санитары нужны, да, пишите кто готов,я могу спросить у руководства, но необходимо быть выносливым и морально готовым.


[30]

Обычно я очень много читал разной информации. Запоем смотрел сериалы.
Перестало все это интересовать, привез ноут, но даже не включаю.
Только в фейсбук захожу и все.
Ничего не хочется, никаких новостей.
Временно конечно, но пока так.
 

[31]

Сегодня от ковида скончался главный врач Троице-Сергиевой Лавры и Московской Духовной Академии игумен Тихон (Барсуков)
С очень приличным медицинским образованием, выступал против запрета богослужений.
Поэтому не всякому врачу как и священнику надо доверять!
Считал, что ковид не грозит—но умер от ковида.


[32]

Заметил по себе, что перестал называть эту заразу коронавирусом.
Поэтическое название, в начале только так и говорил—коронавирус или просто корона.
Красивое название, согласитесь?
Сейчас не специально, но называю и пишу только ковид, без разницы кириллицей или латиницей.
Ковид—звучит остро, зло, чудится как вспарывает плоть, сжигает легкие, высасывает жизненные соки.
Такой невидимый злой краб, паук, запускающий свои мерзкие клешни в жизнь и цинично прокручивает по плоти, чтобы было как можно мучительней.
Ковид, да, только ковид, никакой романтики с коронавирусом
 

[33]

Сегодня решил пока еду до больницы вместо little big включить старый добрый «Звуки Му».
«Источник заразы—это ТЫ!!!»
ШЕДЕВРАЛЬНО, ЭТО ЖЕ ГИМН ПАНДЕМИИ!!!
Как будто впервые слышу!
Александр Липницкий, низкий поклон!
 

[34]

7 мая 2020

Смена 06.05.2020
С 20.00 до 08.00.
Первая смена где никто из нашей реанимации не умер.
Первым делом, когда захожу в реанимацию это с придыханием пробегаю по койкам, кто выбыл, кого доставили?
Все те же, выдохнул.
Даже ждал приятный сюрприз, помните та 50-летняя женщина с маникюром которую вначале я принял за старуху?
Она вышла из комы. Так обрадовался этому. Пожалуй, она одна дарила позитивные эмоции в эту смену.
О ней ниже расскажу.

Смена была крайне неприятной, я бы назвал ее фекальной, как будто все сговорились и дарили «радости» из глубин своих кишечников, при чем по несколько раз каждый.
И это не дитятко обкакалось.
Уверен, подмыть ребенка для меня после такой работы, как бабочку в сачок поймать.
Хорошо, что маски скрывают эмоции на лице, сегодня на лице было много раздражения, злости и брезгливости.
«Ну сколько можно, дед?»—кричал я про себя. А деду пофигу, он в коме и раз за разом выдавал новую порцию жидких экскрементов.
Сегодня явно проходил по этому виду спорта кубок нашей реанимации и чемпионом стал 83-летний старик!
Если кто хочет к нам в команду, подумайте, что вас ждет.

Я писал, что маски и респираторы спасают от запахов. Нет, не спасают, а заглушают, в некоторых случаях еще обматываемся простыней поверх комбеза.
Признаюсь, меня злит, когда иногда пишут, что такого особенного в работе санитара?
Дело даже не в том, что работать приходится в экстремальных условиях, напоминающих ядерный реактор, но это же совершенно меняется стиль жизни тех парней и девушек которые как и я пришли работать в красную зону, потому что надо.

Я, наверное, постарше многих добровольцев, ну вот мой краткий трудовой путь: уберу из списка подработка в юности пастухом и столяром. После армии это много учебы, семинария, несколько вузов, священство, координатор проектов в московском правительстве, специалист по делам молодежи, куратор выставки, продюсирование нескольких небольших видео проектов, психолог, художник, журналист, блогер, экзорцист и т. д.

Вы видите в этом списке—тряпки половые, утки, памперсы, пеленки?
Это не мой мир, как и не мир тех людей, которые пришли так же как я по велению сердца из уютных офисов и мастерских.
Я уж не говорю про то, что образовательный ценз нынешних санитаров во всем мире резко увеличился. Может создаться впечатление, что на эту работу невозможно попасть без высшего образования.
Шутка.

Давайте оставим эту тему—«а чё такого?»
Гуд?
Меняли мужчину, то ли 71-го года рождения, то ли 73-го.
Этот пациент долго уже находится без сознания. Спросил, есть ли у него шансы?
«Практически нулевые»,—ответили.
Это можно считать приговором, но всегда есть место чуду. Поэтому за таких пациентов все равно будут до последнего биться, продлевая жизнь, надеясь... да, на то самое чудо.
Так вот Наталья Федоровна, та самая женщина 50-ти лет.
Она только вчера вышла из комы. Говорить не может, так как на ивл, но говорит губами.

Долго пытался понять и быть ее проводником с этим миром.
Рассмешила меня.
Водит губами, не верю своим глазам: «Я здорова». «Вы здоровы?»—переспрашиваю её.
да, мотает головой.
Далее: «Домой хочу», дублирую за ней: «Домой хотите?
Утвердительно мотает головой.
В этот момент я не удержался и расхохотался.
Только что вышла из комы, вся в проводах и катетерах и проситься домой. И вы знаете, а у нее в этот момент на губах была улыбка, вымученная, конечно, но улыбка.

Очень много времени с ней провел сегодня.
Ночью губами просила позвонить мужу.
—Ну как же я ему позвоню, если вы не говорите, как я передам ему ваши пожелания?
—Ну напиши,—водит губами.
ОК, говорю, но так и запутались в цифрах, которые она пыталась надиктовать.
Потом принес ей листок с напечатанными буквами.
Долго указывала на буквы, а я складывал их и вслух называл слова и когда попадал, мотала головой.

Знаете, что она просила передать мужу, чтобы он ей привез?
Расчёску, зубную щетку и крем!
Женщина остаётся женщиной, даже когда она еще вчера была между небом и землей.
Постоянно просила пить, каждую минуту.
Врач, разрешил давать пить, но по чуть-чуть.

Вновь постукивает по кровати—подхожу, по привычки спрашиваю «пить?», мотает в подтверждение головой. Ну вот только, что, минуту назад давал.
«Ну пожалуйста»—выражение гримасы на лице. Вздыхаю и вновь пою ее из шприца.
Когда сдавал смену, вновь подзывает меня, пить спрашиваю? нет мотает головой.
Хм, что-то удивительное. Губами растягивает: «Уходишь?»
Ухожу? Переспрашиваю ее.
Мотает головой.
Да, ухожу.
На лице разочарование.
Так меня это впечатлило.
Кричу ей, что ненадолго, завтра утром приду.
«Удачи и спасибо», – читаю по губам.
Протягивает мне слабую руку, пожимаю ей в ответ.
Живи долго Наталья Федоровна и скорей возвращайся домой, к мужу, которого ты так любишь, что первого про кого спросила по выходу из комы, это про него.
 

[35]

Узнаю график в Пироговской больнице и дико завидую.
Они работают по 24 часа, по 4 часа, то есть 4 поработал, 4 отдыхаешь и так всю смену. На следующую смену через 3 суток.
Был бы у меня такой режим я бы и не парился.
У нас по сравнению с ними на износ, каждый день выходит—12 часов день, 12 часов ночь, 12 часов день, 12 часов ночь...
Сегодня утром вышел с ночной смены, недавно только проснулся, завтра утром на работу в день.
Не хватает людей.
Знаю, что нужны волонтеры к нам в зеленую зону, не сложная работа.
 

[36]

Обещал написать процесс раздевания.
Уже привыкли, что совсем неинтересно об этом.
Но если не сейчас, то никогда.
Заходим в предбанник где переодеваемся по трое человек, не больше. Так как элементарно кто-то снял комбез, а до него дотронется нечаянно кто ещё этого не сделал.
Значит так: сначала моешь руки, то есть верхние перчатки. Снимаешь их.
Расстёгиваешь комбез аккуратно, снова моешь руки-перчатки, стягиваешь очки и бросаешь их в жбан со специальным раствором.

Стягиваешь комбез, выворачивая его в обратную сторону. Кладёшь его в специальный пакет. Подписываешь его, номер отделения, иногда фамилию и кладешь в ящик для комбезов.
Вновь обрабатываешь руки, снимаешь шапочку, маску, респиратор, снимаешь бахилы, обычно я их срываю, так как завязываю на узлы.
Вновь моешь перчатки, снимаешь третью пару.
Да я, как и почти все из моей реанимации, носят по три пары перчаток.
Обрызгиваешь себя раствором, те места в которые могли быть не защищены, обувь, телефоны, ключи, у кого что было с собой.
Вновь моешь руки, выходишь.
После окончания работы, все повторяешь.
Исключение, медицинский костюм в котором приходишь в зелёную зону, бросаешь в стирку.

Текст: ]]>Христофер Земляника]]>
Фото автора.