Защищая жизнь: Лариса Курчина — химик и военная медсестра

Защищая жизнь: Лариса Курчина — химик и военная медсестра | «Россия для всех»

Эта заметка посвящена Ларисе Петровне Курчиной (1918-1972), химику-аналитику, внесшему значительный вклад в развитие бальнеологии Кабардино-Балкарии, одному из ведущих исследователей источников города-курорта Нальчик. В её семейной истории война и медицина тесно переплелись между собой.

Лариса Петровна родилась в семье врачей, унаследовав от родителей способность ответственно служить своему делу в любых условиях: в годы войны — старшина медицинской службы, в послевоенной жизни — ведущий специалист геологоразведочной лаборатории. Благодаря её стараниям десятки тысяч людей до сих пор могут лечиться минеральными водами. Делом её жизни была помощь людям — в заводской лаборатории, на фронте, среди источников, вокруг которых возникали десятки санаториев, где люди сохраняют своё здоровье и по сей день.

Лариса Петровна родилась 11 сентября 1918 года (по новому стилю) в Новороссийске в семье Татьяны Ивановны (1896-1991) и Петра Николаевича Курчиных (1890-1929).

Татьяна Ивановна родилась в Белоруссии в дворянской семье, владевшей имением в селе Соколиное (ныне Могилёвская область). Её отец, Иван Васильевич Карнюша, был фермером и умел вести хозяйство с пользой для себя и государства. Татьяна рано осиротела вместе с сестрой Варварой и воспитывалась в пансионе благородных девиц. Перед Первой мировой войной в Смоленске закончила гимназию и поступила на курсы медицинских сестёр, после их окончания попала на фронт. В 1915-1916 продолжалась Первая мировая война, начинается формирование летучих отрядов в составе трёх медицинских сестёр, одного врача и двух санитаров. Отряд Татьяны Карнюша попал в Кубанскую дивизию, в одном из полков которой работал врачом Пётр Николаевич Курчин.

Пётр Курчин родился в станице Воздвиженская Кубанской области в семье атамана Кубанского войска Николая Петровича Курчина. Пётр Николаевич закончил гимназию в Екатеринодаре и медицинский факультет Императорского Московского университета.

Татьяна Ивановна вспоминала: «Мы попали под его начальство. Он был очень весёлым человеком, знал массу всяких историй, и в приезд нас всех веселил. Особое внимание стал уделять мне, и завязалась у нас тихая, спокойная любовь... Мы дали друг другу обещание после войны обвенчаться. Но в начале 1917 года на фронте стали происходить братания, это было уже начало революции, к офицерам стали недружелюбно, даже враждебно относиться, и их стали откомандировывать в тыл. Повестку получил и Курчин — заведовать госпиталем в небольшом городе под Харьковом. Пришёл ко мне мой жених и сказал: я тебя одну здесь не оставлю, а могу взять как жену, и мы должны немедленно обвенчаться. В полку был свой священник, который согласился и за плату предложил певчий хор. Свидетелями стали двое офицеров. Я венчалась в сестринском сереньком платьице с белым воротником. Потом Пётр Николаевич заведовал госпиталем, но всё время мечтал о Кубани, и в разгар революции попал в родные края, партизанил, был большевиком, а я жила на хуторе у его матери-старушки. Потом Пётр Николаевич стал работать по своей специальности: в 1918 году стал главным врачом в больнице на 100 коек, где было 2 врача и средний персонал».

С Кубанской областью, впоследствии Краснодарским краем, и Северным Кавказом была связана вся дальнейшая жизнь Курчиных. Пётр Николаевич рано ушёл из жизни: долгие годы он спал всего несколько часов в день, в голодное время после революции занимаясь почти без перерыва приёмом пациентов и организаторской работой, отдавая свои силы развитию своей больницы и созданию системы медицинской помощи на территории всего Кубанского края.

Через четыре года после смерти отца Лариса поступила в Армавирский химико-технологический техникум, который закончила в 1937 году по специальности «химик-технолог» и отправилась на стажировку в Одессу. После неё она стала старшим химиком Славянского консервно-плодоовощного завода в станице Славянская Краснодарского края, где проработала целый год. Следующий год Лариса Петровна работала в той же должности на Армавирском плодоконсервном заводе, и оставшиеся два года перед войной в качестве старшего химика посвятила работе на Ессентукском консервном заводе. В военные годы — с 1941 до 1942 — заведующая лабораторией на этом заводе, там же без отрыва от производства с отличием закончила курсы Красного Креста и Красного Полумесяца.

Из Ессентуков Лариса Петровна добровольно ушла на фронт. С 3 августа 1942 года по 16 июня 1944 года она была санитарным инструктором — старшиной медицинской службы — в действующей армии. В августе 1942 года в Махачкале формировалась Северная группа Закавказского фронта, занявшая позже оборону по рекам Баксан, Урух и Терек. 31 октября немецкие танковые колонны, поддержанные автоматчиками, артиллерией и авиацией, начали наступление на Ардон. Неподалеку от селения Нарт Ардонского района Северо-Осетинской автономной республики сражался Жираслан Касимович Эфендиев. После войны он стал почётным гражданином этого селения. С этих боевых действий началась Моздокская операция, во время которой Лариса Петровна встретила Жираслана Эфендиева, своего будущего мужа, и прошла с ним весь боевой путь до демобилизации в 1944 году.

После боёв под Владикавказом артиллерийский полк участвовал в наступательных операциях девятой армии на нальчикско-ставропольском направлении. Северная группа Закавказского фронта, преследуя врага, к 24 января освободила Моздок, Нальчик, Пятигорск, Минеральные Воды, Ставрополь, Армавир, а 12 февраля — Краснодар и другие города Северного Кавказа. За участие в этих военных операциях сразу после окончания Великой Отечественной войны Ларисе Петровне вручили медаль «За оборону Кавказа». Ей довелось освобождать те города, где прошла её предвоенная молодость.

10 октября 1943 года Лариса Петровна была представлена к ордену Красной Звезды за образцовой выполнение задания командования в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками: «Во время боя за населённый пункт Рассвет активно участвовала в бою, своевременно оказывала помощь раненым. Идя впереди, воодушевляла бойцов к энергичному бою по уничтожению фашистов. Не считаясь с опасностью, вынесла с поля боя 27 раненых с их оружием».

Лариса Петровна окончила боевой путь на первом Украинском фронте в составе 857 артиллерийского полка 319 стрелковой дивизии. Весной и летом участвовала в разгроме немецко-фашистской группы армий «Северная Украина», в освобождении западных областей Украины. Последним сражением стала Проскуровско-Черновицкая наступательная операция. В мае 1944 года старшину наградили медалью «За отвагу»: «В районе Сосоловка Тернопольской области при отражении контратаки противника как парторг батареи призывала расчёты драться до последнего снаряда». Сам полк встретил День Победы в австрийском городе Грац. Через два года после окончания войны Ларису Петровну наградили медалью «За Победу над Германией».

После демобилизации с июня 1944 года продолжила работать заведующей лабораторией Ессентукского консервного завода. Осенью 1944 года у Жираслана и Ларисы родилась дочь Светлана. В 1947 году Ларису Петровну перевели на должность старшего химика, а зимой 1949 года вместе с мужем она переехала в соседнюю Кабардино-Балкарию и в октябре 1949 года уже работала заведующей районной библиотекой в селе Куба. С 1952 года Лариса Петровна жила в Нальчике и в октябре 1954 года стала химиком в Санатории № 1, а со следующего года переведена в Управление курорта Нальчик, где продолжила работать до конца жизни.

В 1966 году в память о войне Ларису Петровну наградили медалью «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». За два года до смерти она была награждена медалью «За доблестный труд и в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина». До последних дней, несмотря на тяжелую болезнь, которая возникла после военных лишений и ежедневного труда, Лариса Петровна Курчина обучала новое поколение химиков, бальнеологов, врачей курорта, изобретала десятки видов минеральной воды, писала научные труды и ставила опыты, отдавая свой труд не ради своей славы, а для работы коллектива всего города-курорта.

Моя бабушка отдала свою жизнь ради реализации одного из направлений великого советского проекта — интернационального труда всех людей последней империи ради здоровья и долголетия советского народа. В советское время идею бога сменили иные ценности, простым людям ничего не оставалось, как рассчитывать на свои силы и в индивидуальном и коллективном труде, опираясь на титаническую идею. Значительная часть ресурсов постсоветского времени — жилой фонд, промышленные территории, курорты — была заложена пусть не на века, зато с ясными целями и системной основой скромными и фантастическими героями, сохранившими и основавшими фамилии, потомкам которых есть чему поучиться у своих родов и продолжить развитие династии.

С уважением к тем, кто дал мне жизнь и показал пример, как надо жить.

Текст: Константин Косенков
Довоенное фото из семейного архива.