Перед Россией

12.06.2021
1 561
AA
Перед Россией | «Россия для всех»
1

Мы часто задаёмся вопросом и не находим удовлетворения в понимании таких слов как Родина, Отечество, Отчизна. Иногда мельком, на мгновение, услышав их из телевизора или наткнувшись в интернете, иногда, даже читая классическую литературу.

Эти слова нещадно эксплуатировались в «добрые» пятилетки, да и сегодня употребляются с точно такой же целью – «повысить патриотизм», «укрепить чувство национального достоинства», «пробудить ответственность» и т.п. Может быть поэтому они пробуждают, в лучшем случае, напускную сентиментальность.

Слово «Россия» иное. Это официальное название нашей страны в ряду других суверенных стран. Это не фикция. У слова «Россия» есть закреплённое законом содержание.

Именно поэтому Россия субъектна, это сущность, исчерпывающая полнота того, к чему прилагаются все остальные, дочерние определения, которые отражают тот или иной аспект России. Ибо может, конечно, человек, говорящий на русском языке, назвать «родиной» Бангладеш, а «милой отчизной» Францию, но эти русские слова будут органично восприниматься лишь там, где за ними проступает Россия.

Как страна, Россия существует уже давно, исторически меняя границы. Но она и молода, по отношению к Китаю, Персии, Индии. В ней много рек, лесов, озёр, есть и тайга, и тундра, и моря. Можно родиться на крайнем севере, а можно оказаться в тёплой степи, но нет жарких пустынь, нет гор до небес и джунглей. Есть умеренность и суровость. Мягкость зеленой травы и безлюдные просторы.

Любовь к России, о которой завывают патриоты-профессионалы, никак не связана с убеждением, что всё у нас самое лучшее, исключая перекошенные избы, нищенские зарплаты и смехотворные выплаты пенсионерам. Не по ним ностальгируют эмигранты, покинувшие родину, но почему-то не прекращающие себя с ней соотносить.

Где-то глубоко внутри мы любим свою судьбу. Мы хотим достойно прожить свою жизнь именно здесь и сейчас, а не приспосабливаться к чужой среде обитания. Вот почему сегодня, в День России, хотелось бы рассказать о чудесном образе, волшебной картине, написанной художником Евгением Дмитриевичем Спасским ещё в 1981 году. Она так и называется — «Россия».

 

2

]]>Спасский]]> родился ещё в дореволюционной России и прожил насыщенную, относительно долгую жизнь. Он был другом Велимира Хлебникова, Василия Яна и Бориса Пастернака, творческие идеи которых во многом разделял. Работал практически во всех жанрах изобразительного искусства, но главным всегда оставался религиозный портрет. Спасскому, как и многим в начале XX века, была присуща вера в ]]>мессианство России]]>, её особое предназначение, которое способно изменить мир в лучшую сторону. Однако Евгений Дмитриевич пережил большинство представителей своего поколения, разделявших духовные надежды на это, выраженные Владимиром Соловьёвым, Александром Блоком или Максимилианом Волошиным. Несмотря на ]]>увиденное и пережитое]]>, Спасский донёс свою веру в Россию до конца, а скончался он утром 13 июня 1985 года. Таким образом, 12 июня стало его последним полноценным днём на земле. Через 6 лет в тот же день будет подписана Декларация о государственном суверенитете Российской Федерации.

 

3

Когда зритель смотрит на картину впервые, то, как правило, видит в центре фигуру сельской жительницы по грудь, одетую в блузку со сборкой на горловине, с платом на плечах и с покрывалом на голове. За женщиной изображена река и русский пейзаж, узнаваемый по селам, издревле разраставшимся вдоль берегов, по многоглавым церквям с луковками. Очень красивое небо.

Но, стоит задержать взгляд, как возникает диссонанс: каждая деталь, на поверку, оказывается с подвохом.

К примеру, покрывало на голове. Для крестьянки не годится. Непонятно, на чем держится, голова им не обмотана, волосы вокруг лица открыты, что расходится с традицией. Либо покрывало должно плотно прилегать, либо его не должно быть вовсе. Иначе могли счесть, что женщина по какой-то причине не в себе: слишком сильно переживает о чём-то, пьяна или блажит.

Но лобовой подход не принесёт результата: достаточно обратить внимание на фактуру покрывала. Оно чересчур тонкое, изысканное, словно с картин Возрождения. Если быть точным, оно прозрачно: сквозь него так просвечивает небо и фрагменты пейзажа, что кажется, будто покрывало (или фата?) вырастает из бесконечной дали.

А глаза? Вы видели подобные у русских женщин? Голубые, северные, но при этом выпуклые с миндалевидной глазной щелью как в средиземноморском фенотипе.

Следующий вопрос: где и как она стоит? Возвышается над рекой. Тогда она огромна. Больше, чем волгоградская Родина-мать. Но лицо не гневное как у той, а совсем, совсем другое…

Некоторые его части прописаны чётко, другие намеренно размыты.

Как же «читать» эту картину?

 

4

Про покрывало упомянуто выше. Если проследить направление, в котором уложены волосы, то станет очевидным наличие лишь одной косы, что маркировало незамужних женщин. Тогда может быть, это всё же фата? Возникает ассоциация с иконографией мудрых дев из евангельской притчи как её принято было отображать в скульптуре французских и немецких соборов.

Павлово-посадский платок на плечах – отдельная история. Он предвосхищает сезонную перемену пейзажа, обещая тёплое лето, устланное ковром цветов, как на Троицу, хотя кругом только ранняя весна. На платке нет вялых цветов, они складываются, но ещё не сложились в гирлянды.

В небе зарождается заря. Солнце только встает, но лик уже светел. Высоко-кучевые облака, выстроившиеся радиальными грядами, образуют нимб, теряющийся за границей полотна.

Медленное течение воды отражает пойму: склоны разной высоты слева и справа, храмы, дома, готовые выпустить листочки деревья. Пейзаж поярусно соединяется с образом как продолжение одежды. Всё, как сборка на блузке, сходится в центре, обретая цельность.

Глаза – отражение души. Спасский прорисовывал глаза всегда подробно. Как будто с натуры или... с натуры. Художник был визионером в строгом смысле слова: ничего не изображал, пока это не представало его внутреннему взору в подробностях [1].

Перед нами – Россия, следовательно, в глазах ни много, ни мало – душа целой страны. Причём не только в настоящем моменте, но в прошлом, непонятно откуда берущем исток, и в будущем, неизвестно где достигающим завершения. В этих глазах – души всех живущих и живших, значит, и зрителя тоже.

Лицо. Улавливаете странность? Вроде бы ровной тональности, без морщин, но нижняя часть головы – челюсти, зоны вокруг рта и носа – мужские. Щёки, скулы и уши (как упоминалось) слегка размыты, поэтому мы вольны достраивать с помощью них самые разные типы лиц. Очень высокая мерность фенотипов (наподобие высокой валентности в химии). Шея похожа на юношескую, поэтому так необычно растянулась кулиска на ключицах. Или… кости мягкие?

По движению мышц вокруг глаз и лобных мышц, по прямому мудрому взгляду на лице можно угадать и старость, и зрелость, и юность.

Лоб гладкий, зато имеются бугры, показывающие развитую индивидуальность, обращенную к зрителю с волевым посланием.

 

5

Что выражает взгляд России у Спасского?

Этот взгляд проницателен, однако в нём отсутствует строгость. Он ни о чём не просит. При длительном всматривании нельзя не почувствовать, что он производит действие катализатора.

Россия обращается к чему-то очень конкретному в душе зрителя. Может быть, она хочет понять, свой ты или чужой? Ни национальность, ни социальное положение не играет здесь роли.

Да, антураж картины ориентирует зрителя на то, что он может признать «своим». К эмоциям подключается разум и убеждает, что подобные пейзажи с нежностью и восторгом, с ностальгией описывают классические писатели и поэты. Что мы разделяем их эмоции, воспоминая собственное детство.

И чудный плат мы прекрасно помним, хотя давно носим другие одежды. Гостя на чьей-нибудь даче, с удовольствием накидываем такой платок на плечи. Нам тепло и уютно, ничего не угрожает.

Инстинкты подсказывают, что в мире, который изображён, чистый прохладный воздух, который хочется жадно вдыхать. Что река наполнена рыбой. Что мы обожаем небо с такими весенними облаками. Что там желанная тишина, дающая покой. Что образ женщины родной нам и предоставляет защиту. Никто не ворвётся всё крушить и портить, пока она рядом. …Но всё это не снимает главного вопроса.

Чтобы стать «своим» для России, необходимо обрести качество Ответственности. Это одно из основных посланий картины. С ним сопряжён оттенок скорби, считываемый в многомерном взгляде.

Россия принимает нас, даже без ожидаемого отзыва, но она не делает вид, что ей безразлично его отсутствие. В её глазах одновременно: суд, защита и непреклонная воля.

[1] Речь, прежде всего, о религиозно-мистической живописи Е.Д. Спасского. Хотя в других жанрах, в которых он работал, также чувствуется наличие «духовного зрения» (как сам Спасский называл это качество художнического восприятия). См.: Евгений Спасский. М., 2021. С.138-144.

 

Текст: Ольга Аннушкина, Роман Багдасаров

 
Евгений Спасский (1900-1985). «Россия». 1981. Холст, масло. 75x85