Почему дружба лучше братства

Почему дружба лучше братства | «Россия для всех»

Перепись населения снова обострила конфликты между татарской и башкирской национальными интеллигенциями (которые длятся уже больше столетия, двигаясь в диапазоне от шуточек и подначек до самых настоящих взаимных нападок и обид). Мне это всегда напоминало отношения русских и украинцев до 2014 года (который стал точкой невозврата и окончательно увел эту напряженность за границы шуток...). Но я хотел сказать о другом.


Чтобы снизить остроту конфликта и с татарской и с башкирской стороны часто можно услышать высказывание: «ну мы же в конце концов братские народы», Действительно, звучит примиряюще. Если не учитывать различий в семантике русского и тюркских языков…


Для русского языкового сознания не имеет большого значения разделения на старшего и младшего братьев. По-русски это все охватывается одним словом - «брат» (как в европейских языках, где все еще интереснее, там есть одно слово для обозначения братьев и сестер сразу, как немецкое «Geschwister»). Конечно, в реальности в русских семьях положения старшего и младшего братьев различны (особенно в детстве), но в самом языке, как видим, заложен идеал братства как равноправных отношений (во всяком случае, когда оба брата станут взрослыми самостоятельными людьми). В тюркских языках все иначе. Ни в татарском, ни в башкирском нет слова, обозначающего брата (или сестру) вообще. Для тюркского языкового сознания очень важно указать, какое место в семейной иерархии занимает тот или иной брат (сестра), независимо от их возраста. Нужно обязательно сказать, старший ли это брат (абый) или младший (эне) (соответственно для сестер – апа и сенел). Выразиться по-другому сам язык не позволяет. Поэтому когда татарин говорит башкирам (или башкир – татарам): «мы же братские народы», то у адресатов – носителей тюркского языкового сознания, сразу возникает вопрос: а мой народ какой брат-старший или младший (абый или эне)? При этом понятно, что тот, кто говорил, скорее всего, подразумевает (не говоря прямо), что уж его-то народ, так сказать, брат-абый, а не брат-эне. И естественно, такие попытки примирения заканчиваются еще большим обострением конфликта…


Поэтому не лучше ли все же использовать концепт дружбы?


Впрочем, можете рассматривать это просто как мысль вслух об особенностях тюркского языкового сознания...

Текст: ]]>Рустем Вахитов]]>