«Русский» закон

«Русский» закон | «Россия для всех»
06.02.2012

Эта публикация является продолжением темы, начатой в статье «Титульная нация», и как её отмывают»

Закон об особых правах русского народа поднимался в обществе неоднократно. Этим увлекались и законодатели на региональном уровне, выступая с инициативами написать «русский закон» в адрес Государственной Думы чтобы привлечь на свою сторону русский электорат в национальных республиках. Так поступали, например, депутат Саратовской областной Думы от «Справедливой России» Владимир Пожаров или Нина Коновалова, депутат в Адыгейском парламенте. Существует также около двух десятков «законопроектов» общественных организаций разной степени состоятельности. Однако на официальном законодательном уровне закон «О русских» появлялся трижды. Последний случай — предвыборная инициатива Владимира Жириновского конца 2011 года.


История «русских законов»

Впервые русская тема становится основанием для законопроекта 8 сентября 1998 года, когда Рогозин Дмитрий Олегович (тогда еще депутат ГД) внес на обсуждение законопроект №98074579-2 «]]>О национально-культурном развитии русского народа]]>». Именно там впервые всплывает формулировка «государствообразующий», вкупе с «гарантиями», которые государство от лица русских по мысли Рогозина и других законотворцев, должно дать другим народам.

Для подобного государства и название нашлось подходящее — «Великая Русь». Вот как смотрелось это в целом: «Русский народ является государствообразующим народом Российской Федерации. Законодательство Российской Федерации гарантирует равноправие, защиту и право на национально-культурное развитие всем народам, исторически проживающим в границах единого государства с русским народом. Наименование «Великая Русь» является синонимом наименования «Россия»» (ст. 2). Законопроект получил развитие в рамках профильного комитета — Комитета Госдумы по делам национальностей.

Рогозинское детище успешно миновало и правовое управление Государственной Думы, в котором законопроекты проверяют на юридическую грамотность. Однако предварительное рассмотрение оказалось не столь лёгким. Совет ГосДумы постановил вернуть законопроект субъекту права законодательной инициативы для выполнения требований Конституции Российской Федерации.

Это была первая и последняя серьезная законодательная инициатива партии «Родина», попавшая в законодательный орган благодаря националистическому электорату. Какие-то иные по настоящему инновационные законодательные инициативы — в сфере социальной политики, в сфере обороны — упирались в принятие «русского» закона и никогда не были по-настоящему разработаны и предложены.

Законопроект включал в себя 8 статей и сводился к идее воссоединения русских за рубежом с исторической родиной. К «национально-культурному развитию» он в общем-то отношения не имел. Примечательно в документе только одно — определение принадлежности к русскому народу. Оно даётся в третьей статье: «Принадлежность к русскому народу устанавливается на основании добровольного признания человеком в качестве собственных традиций русского народа, его языка и культуры». То есть от человека не требовалось даже заявлять (в письменной форме) о своей принадлежности, ее было достаточно признать. А это мог сделать хоть Иван Иванов, хоть Магомед Магомедов. Никаких правовых последствий это не подразумевало, но и оспорить подобное признание было невозможно.

Эта сверхлиберальная формулировка в рамках указанного законопроекта представлялась оправданной, так как исходила не из националистической, а из имперской инициативы. Другими словами, русский — тот, кто хочет воссоединиться с Россией.

Неконституционность рогозинской инициативы отражалась в идее «государствообразности» русских и необходимости сменить конституционное название государства на «Великая Русь». В этом же законе подразумевалась (что соответствует имперской логике) беспрепятственное предоставление гражданства «всем русским людям, вольно или невольно оказавшимся за границами своей исторической Родины — Российской империи, СССР и Российской Федерации, и их прямым потомкам». То есть абсолютно всем, кто признается, что он русский.

Спустя несколько лет с инициативой принятия закона «]]>О русском народе]]>» вышла ЛДПР, с тех пор полностью монополизировав «русскую» тему вплоть до парламентских выборов 2011 года.

Концепция законопроекта «О русском народе» сперва вызвала даже одобрительные отзывы. Законопроект призван был ввести «такое понятие, как «русский народ», отсутствующее «в Конституции Российской Федерации и вообще в законодательстве». Хотя очевидно, что в Конституции отсутствуют также понятия «бурятский народ», «ногайский народ» и далее по списку, что не является ни социальной, ни правовой проблемой.

Вариант законопроекта был отработан на рабочих комиссиях в Комитете по делам национальностей ГД РФ, а 25 мая 2001 года обсуждался на Парламентских слушаниях. Его название изменилось и он несколько улучшился по сравнению с рогозинским вариантом, тем не менее, оставшись текстом, от которого возможной пользы меньше, чем очевидного вреда. В проекте закона нет даже определения русского человека, а Российская Федерация названа «исторической родиной русской нации».

В тексте нового законопроекта русскими считаются «граждане Российской Федерации, граждане иностранного государства, а также лица без гражданства», на основании «общности происхождения и исторической судьбы, русского национального самосознания, русского языка, русской культуры, обычаев и традиций». Другими словами, если человек не играет в лапту и не участвует в колядовании, его можно смело считать, нерусским. Согласно 4 статье законопроекта органы власти должны фиксировать русскость человека и выдавать нужную справку.

Основных идей законопроекта уже три: демография, сохранение национально-культурных особенностей и борьба с дискриминацией. Как проектировщики закона планировали осуществить национально-культурную автономию? Внести поправки в закон «О национально-культурной автономии». По их мнению там следует: 1) расширить понятие НКА; 2) отделить русское этническое творчество и русские народные промыслы от таких продуктов масскульта, как песни Аллы Пугачевой и Земфиры (вполне себе русских и национальных, заметим, если рассматривать русский этнос как живое культурное явление, а не как музейный экспонат); 3) признать этнику и промыслы нуждающимися в защите в рамках НКА; 4) создать возможность для учреждения автономий для русских, ведущих традиционный образ жизни.

Что касается дискриминации, то она вполне устранима в рамках действующего законодательства. Например, статья 3 Трудового кодекса Российской Федерации «Запрещение дискриминации в сфере труда», соответствующие статьи в Уголовном и Административном кодексе. А вот выделение и адресная защита русских в правовом поле — это уже откровенная дискриминация по отношению к остальным. И она недопустима по тем же статьям УК, ТК и КоАП.

Явно выборочный подход дискриминационного свойства предлагается и в области демографии. Об этом свидетельствует даже название особой «программы обеспечения этнодемографического роста русских в составе населения России».


Выборы-2011 и «русское» законодательство

Третий раунд «за все русское, против всего плохого» начался 21 февраля 2011, то есть спустя два месяца после событий на Манежной площади. Законопроект стал результатом работы «Русского комитета» при ГосДуме под патронажем ЛДПР. Цели комитета и «русского марша» — утвердить в законодательной форме государствообразующую роль русского народа.

Законопроект ]]>был размещен в интернете]]>, и должен был повторить успех законопроекта «О полиции», презентованного Дмитрием Медведевым. Во вступлении к законопроекту, размещенном на официальном сайте ЛДПР декларировалась цель — «закрепить понятие «русский народ» в российском законодательстве и более эффективно защищать и обеспечивать права русских».

Сама по себе идея что-то закрепить в законодательстве только потому что там чего-то нет, говорит о весьма специфическом правовом мышлении. Идея же защищать и обеспечивать права конкретно русских просто антиконституционна, так как согласно статье 16 Конституции: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии...»

Название законопроекта также претерпело изменение. Теперь он называется «О государственной поддержке русского народа», что несколько «цивилизовало» русскую тему в большой политике.

Текст законопроекта явно наследует идеи, развитые двумя предыдущими законопроектами — 1998 и 2001 годов. Восстановление единства русского народа и учет интересов русских в политической, экономической и культурной жизни субъектов Российской Федерации взяты из первого законопроекта, а обеспечение самобытного национально-культурного развития, этнодемографического роста русского народа в составе населения России — из второго. Оттуда же заимствована задача достичь представленности русского населения в органах федеральной власти, органах государственной власти субъектов и органах местного самоуправления, адекватной его численности. Скорее всего, третий законопроект писался как компиляция двух предыдущих.

Из них в него перешли те же «родовые болезни». В частности, определение русского народа. Хотя сам русский народ определен как «исторически сложившаяся устойчивая этническая группа людей, объединенных общностью происхождения и исторической судьбы, русского национального самосознания, русского языка, русской культуры, русских обычаев и традиций, являющаяся государствообразующей нацией российского государства», в тексте не указано, какой объем знания, допустим, русских обычаев является достаточным для определении бесспорной русскости гражданина России.

Самые одиозные моменты были из текста законопроекта изъяты. Органы государственной власти больше не обязаны «фиксировать принадлежность», но размножать русских государство все равно обязано.

Однако факт остается фактом: в законах о русских нет ничего такого, чего не было раньше в других законах, кодексах и нормативных актах, и нет никаких предпосылок усиливать уже имеющиеся положения отдельным законом, или выносить проблематику в отдельный закон, а не совершенствовать уже имеющееся законодательство через внесение поправок.

От редакции. Из нашего мини-расследования можно сделать неутешительный вывод: законотворчество на «русскую тему» преследует явно не правовую цель. Какую именно — мы попытаемся выяснить в последующих публикациях.

Текст: Виталий Трофимов-Трофимов

«Духовная брань»: 5 лет спустя | «Россия для всех»Сегодня альбом, посвящённый арт-проекту «Духовная брань» (2012), представлен в крупнейших библиотеках Европы и США.