Арбитражный суд: победа творческой интуиции над сухим законом

Арбитражный суд: победа творческой интуиции над сухим законом | «Россия для всех»
04.05.2012

Суды являются главными арбитрами в спорах между субъектами правоотношений в сфере экономики. Таким же субъектом (в судебных спорах), ничем не отличающимся от других, является и само государство. Законодательством все субъекты правоотношений уравнены в своих правах.

Поэтому судам, а особенно Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации необходимо со всей тщательностью подходить к решению своих вопросов, ведь от правовой культуры наших судей зависит благосостояние не только отдельных субъектов экономических отношений, но вместе с ними и благосостояние всего общества, а с ним и всей страны.

Между тем, на практике арбитражное судопроизводство не совершенствует, а, похоже, с каждым годом утрачивает правовую культуру. Рассмотрим это на примере, связанном с применением статей Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ), касающихся доказательной базы.

С января 2001 года вступил в действие новый АПК РФ. О нем много писали, его много и жарко обсуждали в прессе, в комитетах Государственной Думы и Правительстве. Новый Кодекс должен был ликвидировать все лакуны в этой сфере законодательства, облегчить и упорядочить работу судей арбитражных судов, способствовать дальнейшему продвижению страны к «правовому государству», то есть государству, где над всеми господствовать должен закон, перед которым все равны.


Доказательства в арбитражном суде. Теория...

Увы! Все это оказалось наивным ожиданием. Ведь в самом же АПК есть 59 статья, редакция которой позволяет принимать такие решения, какие суд захочет. И закон, прошу прощения за юридический каламбур, ему тут не указ! Статья 59 звучит так:
1. Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.
2. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

Казалось бы хорошая статья, правильная. Действительно, суд, рассматривая доказательства, представленные на его обозрения сторонами процесса, должен разумно взвесить их, соотнести с законом и принять правильное решение. Оценка доказательств означает определение судом достоверности (истинности) изученных на судебном заседании сведений о фактах. «Формирование у судей внутреннего убеждения, выступающего единственным критерием оценки полученных сведений, зависит от результатов проверки многочисленных и разнообразных факторов». В то же время, как подчеркивает комментарий к Кодексу, «внутреннее убеждение судей не остается произвольным и бесконтрольным. Оно не может быть интуитивным, а должно базироваться на «всестороннем, полном и объективном» исследовании собранной информации» [1].

Часть 2 статьи 127 того же Кодекса даже указывает, что в мотивировочной части своего решения должны быть приведены доводы, по которым «арбитражный суд отклоняет те или иные доказательства и не применяет законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле, а также законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения». Ещё больше энтузиазма, казалось бы, должен вызывать факт, что АПК РФ, вступивший в силу с 1 сентября 2002 года, дополнил эти статьи положением о том, что «результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений» (ч. 7 ст. 71 АПК РФ).


...И практика

Однако на деле всё происходит наоборот. Чаще всего суды отказывают той или иной стороне без каких-либо обоснований своего отказа, руководствуясь той самой «интуицией», от которой предостерегал комментатор АПК. Самой излюбленной формулировкой является: «Все доводы истца (ответчика) недостаточно обоснованы и противоречат действующему законодательству, поэтому и не могут быть приняты к рассмотрению в качестве доказательств». На каком основании «недостаточно обоснованы»? Да, ни на каком. «Я это нутром чувствую», — вероятно ответил бы судья, вынесший такое решение, если бы мог изъясняться откровенно...

Ничего фатального, скажет позитивно настроенный гражданин. Существуют, ведь, иные инстанции — апелляционная и кассационная. В них, мол, и оспорим принятое решение. А как быть, если решение принято Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (ВАС РФ), ведь выше уже ничего нет, кому жаловаться? И это не беда, попробует возразить человек с положительными эмоциями: в последней инстанции заседают умудренные опытом юристы, их имена известны всей стране. Уж они-то не станут принимать решений, которые напрямую противоречат действующему законодательству. Увы, на этой точке иссякнет позитив даже у самого продвинутого пациента самого крутого коучера. Если раньше это было действительно так, то сегодня — всё по-другому...

Все чаще и чаще судьи выносят решения, на которые, как говорится, «без слез не взглянешь». Как же так, спросите вы, они потеряли свою квалификацию? Или законодательство наше стало каким-то не таким, как раньше? Ничего подобного. Хотя претензий к законодательству хватает (и это тема отдельной дискуссии), дело все же именно в людях, наших соотечественниках. Нормы правового государства по-прежнему не кажутся им чем-то, чем нельзя поступиться.


С мечтой о конфликтной комиссии

Возможно, какой-то временной переходной мерой в данной конкретной правовой области могла бы стать особая комиссия. Как-то раз на очередных парламентских слушаниях среди депутатов и приглашенных раздали новый номер журнала «]]>Слияния и поглощения]]>». К нему прилагалась интересная информация. Оказывается, журнал провёл опрос нескольких десятков экспертов по проблеме коррупции в арбитражных судах. По результатам этого опроса была составлена таблица (которая воспроизводилась), в которой были выставлены расценки различных категорий дел в тыс. долларов США по первой инстанции.

В конце приложения был вкратце изложен проект комиссии при ВАС РФ, которая бы занималась расследованием обстоятельств принятия того или иного судебного акта, вызвавшего жалобы сторон конфликта. В состав комиссии могли бы войти представители общественности и правоведы. Приглашать на её заседания рекомендовалось и стороны и судью, принявшего решение. Если комиссия устанавливает факт некомпетентного решения, судья автоматически выносится на обсуждение квалификационной коллегии для решения вопроса о его судейском статусе. Кончалось обращение призывом об изгнании неквалифицированных судей из судейского сообщества. Призыв этот естественно услышан не был и, как и все призывы такого рода, канул в лету.

К тому же, комиссию из проекта «Слияний и поглощений» планировалось создать при ВАС, а что делать с некомпетентными решениями самой «Вышки» (как ее «любовно» называют юристы)? «Куды ж христьянину податься?!» В Конституционный суд не каждый может обратиться, а Президенту писать — это нечто из совсем другой оперы, чем «правовое государство».

Текст: Дмитрий Жуков

[1] Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. М., Юридическая фирма КОНТРАКТ, 1995.

«Духовная брань»: 5 лет спустя | «Россия для всех»Сегодня альбом, посвящённый арт-проекту «Духовная брань» (2012), представлен в крупнейших библиотеках Европы и США.