Православные на современную культуру плюют

Православные на современную культуру плюют | «Россия для всех»
18.05.2012

Icons: предыстория

Выставка Icons, куратором которой является Марат Гельман, призвана стать новой фазой диалога между представителями Русской православной церкви и художественным сообществом. Этот диалог начался в середине 1990-х и продолжается до сего дня, принимая разные формы, выявляя конфликтные точки и зоны совпадения интересов.

По сути, это диалог между культурным и цивилизационным прошлым России и её будущим. Он одинаково необходим как для светского государства, в котором мы все живём, так и для православной религии, одним из столпов которой является иконопочитание. Произведения, представленные на выставке, отражают искренний интерес современных творцов к феномену иконы, к философским и сакральным смыслам, которые стоят за этим явлением мировой культуры.

Икона также один из символов России и, шире, восточнохристианской цивилизации. Она одновременно является частью богослужения, произведением искусства и памятником культуры. Поэтому внимание к ней со стороны художника, какого бы мировоззрения тот ни придерживался, совершенно закономерно. Икона давно вошла в жизнь актуального искусства и во многом предопределила поиски мирового авангарда в XX веке. 

В Российской православной империи стиль иконописания обновлялся вплоть до последнего года её существования. Русские храмы расписывали корифеи модерна Врубель и Нестеров, возникали уже проекты и следующего художественного «поколения» — авангарда. Богословское осмысление феномена иконы оказало глубокое влияние на русскую религиозную философию.

В годы советской власти иконописание не могло свободно развиваться, поскольку законодательство запрещало частное предпринимательство, а официального отделения иконописи в Союзе художников не существовало. По тем же причинам можно было лишь «реставрировать» имеющуюся в храмах живопись, но не создавать новые образы. Иконопочитание, как одна из важнейших составляющих культа, было загнано в прошлое.

Одновременно, икона прочно вошла в число любимых тем светского искусства, которое (особенно, в неофициальной форме) могло развиваться более свободно. Эти годы, а также период 1990-2000-х позволили накопить ценный художественный опыт, который может быть востребован Церковью на соврменном этапе её развития.

Никогда ещё за всю историю (исключая период иконоборчества) развитие церковного искусства не испытывало столь глубокого кризиса как сегодня. Всегда и повсюду, где было распространено православие, в искусство привносились современные веяния, отражающие непосредственные чувства верующих, эстетические принципы той или иной эпохи. Для того, чтобы современное церковное искусство в России могло сдвинуться с мёртвой точки, нужно увидеть, на какие тенденции в современном мировом искусстве оно могло бы опереться, какие новые технологии и подходы могло бы использовать.

Напомним, что в период IV-V веков, когда христианство вышло из катакомб, оно вобрало в себя практически все новейшие тенденции архитектуры, музыки, живописи, скульптуры и других видов искусства. Это позволило за довольно короткое время сделать доступным для верующих (число которых выросло в разы) сложнейший для понимания догмат Боговоплощения. Союз между богословием и искусством дало импульс для культурного развития на огромной территории Римской империи практически на тысячу лет вперёд.

Сегодня мы в России переживаем во многом сходную эпоху. О предназначении Человека, Боге и Вселенной необходимо говорить на новом языке, в том числе изобразительном. Для этого всем нужна площадка для диалога, одной из которых призвана стать выставка Icons, в содержании которой нет ничего оскорбительного для верующих и ничего коньюнктурного со стороны художников.


Хроника сорванного открытия

Открытие выставки современного искусства Icons в рамках проекта «Ночь музеев в Краснодаре» 15 мая было сорвано. Собравшимся перед входом Краевого выставочного зала нескольким сотням зрителей примерно два десятка православных фанатиков перекрыли доступ к работам художников. Несмотря на присутствие полиции и ОМОНа, они устроили потасовку, оскорбляли куратора выставки Марата Гельмана, толкали его, готовы были избить. Священник Алексий Касатиков изловчился и, подскочив к галеристу, плюнул в него, а затем поспешно нырнул в толпу.

Истошно вопили женщины и мужчины из КПРФ и ЛДПР, осуществляли свою неброскую «патриотическую» деятельность адепты Кургиняна. Театрально разряженные кубанские казаки мерялись силой с полицией. Внезапно поступило сообщение, что в здании заложена взрывчатка. Про жителей верхних этажей дома, где располагался зал, как-то позабыли, зато выставка была окончательно закрыта, чему протестующие радостно аплодировали. Площадь перед залом опустела, зачинщики беспорядков добились своего, и к своим обязанностям приступили кинологи, естественно, ничего не обнаружившие...

Что спровоцировало фанатично настроенных верующих к противозаконным действиям? Что возбудило их ненависть? Почему они решили, что имеют право диктовать свои вкусы и предпочтения в области искусства остальным согражданам?


Кем были спровоцированны беспорядки?

Несомненно, решающую роль в этом сыграло открытое письмо к губернатору Краснодарского края епископа Ставропольского и Невинномысского Кирилла с требованием запретить все, запланированные Гельманом, выставки. Сделала официальное заявление и Екатеринодарская и Кубанская епархия. Не обращая внимание на название выставки, в переводе на русский означающее «иконы», не ознакомившись с её составом (которое М. Гельман регулярно анонсировал), кубанское духовенство заявило, что «считает духовно пагубным проведение выставок, которые Марат Гельман, по его утверждению, запланировал на 15 мая 2012 года».

Эти провокационные, искажающие истину, заявления епархиальных властей развязали религиозным фанатикам руки. Некоторые лозунги, которые держали в руках и выкрикивали участники пикета, повторяли формулировки, содержащиеся в заявлениях РПЦ, распространённых средствами массовой информации. Как заявления, так и слоганы не имели к реальной выставке Icons ни малейшего отношения.

Были проигнорированы и слова губернатора Ткачёва о том, что на выставке Icons в Краснодаре, открытие которой ожидается 15 мая, не будет экспонатов, оскорбительных для верующих. «К творческим проектам Гельмана можно относиться по-разному, и мне тоже не все близко, — сказал губернатор. — Однако мы договорились по принципиальным вещам — на его выставке не будет ничего, что могло бы оскорбить чувства верующих людей».

Воспользовавшись безответственными выступлениями священноначалия, организаторы беспорядков запланировали сорвать открытие выставки в любом случае. Они показали себя принципиальными противниками современного искусства, современной культуры. Фанатики и радикальные политактивисты продемонстрировали, что готовы навязывать свою волю остальному обществу, идти на правонарушения, на прямое насилие.


Заслон от варварства

Естественно, что пришедшие на выставку обычные зрители были глубоко травмированы произошедшим. Люди готовились к встрече с прекрасным, а встретились с агрессивно настроенными религиозными хулиганами. По фактам нарушения общественного спокойствия было задержано 15 граждан, которые будут привлечены к административной ответственности по ст. 20.2 КоАП РФ «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Плюнувшего в него священника Марат Гельман великодушно простил.

Произошедшие события показывают, что представители РПЦ в Краснодарском крае в диалоге не заинтересованы. Руководимые ими верующие ведут себя как агрессивные монополисты в духовной и культурной сфере, под личиной «оскорблённых религиозных чувств» диктуют свои вкусы остальной чаcти общества. Православные фанатики готовы на прямое насилие, ни во что не ставят мнение властей, не говоря уже о законах и Конституции.

В этих условиях должен сработать инстинкт самосохранения общества, инстинкт самосохранения культуры. Необходимо выявить и привлечь к ответственности руководителей и исполнителей бесчинств, устроенных перед Краевым выставочным залом 15 мая.

И, самое главное, светское общество должно решить: насколько оправданно то феноменальное влияние, которым пользуются представители РПЦ в крае? Насколько способствует это влияние консолидации граждан, межнациональному согласию, элементарной безопасности жителей края и его гостей?

Текст: Роман Багдасаров
Фото: Иван Вислов