Кто у нас революционер

Кто у нас революционер | «Россия для всех»
19.12.2012

Недавно Владимир Гундяев (патриарх московский Кирилл) посетовал на то, что его (личные?) противники не придумали ничего нового по сравнению со временами столетней давности. На встрече с гражданами, называющими себя «атаманами реестровых казачьих войск», состоявшейся 4 декабря, ]]>он заявил]]>: «Я как-то сказал: «Удивляюсь отсутствию изобретательности, отсутствию творчества в среде наших противников. Все одно и то же, одни и те же обвинения — и в начале XX века, и в революцию, и в постреволюционный период, и сейчас»».

РПЦ строит государство под себя

Нередко в последнее время руководители РПЦ МП проводят прямые параллели между собой и теми, кто сто лет назад противостоял революции. Очень показательна в этой связи статья главной медиафигуры патриархии Всеволода Чаплина. В августовском номере газеты «Русь державная» было опубликовано ]]>его пожелание]]> вернуться к правовым и социальным нормам самодержавной России конца XIX — начала ХХ вв.: «Мы помним, впрочем, как тогда обострялась ненависть к нашей стране, к ее социальному идеалу, к ее общественному строю. Все это тогда выражала та же западная пресса, и западные лидеры общественного мнения говорили практически в тех же самых выражениях, которые мы слышим сейчас. В это время, особенно после 1905 года, в российской печати публиковались такие же безобразные карикатуры на лучших людей страны, которые мы сегодня видим в блогах. Попытка подбить Россию на взлете повторяется... Нам нужно хорошо усвоить уроки истории начала и конца XX века. Понять и ясно проговорить, что период с февраля 1917 года по момент окончания гражданской войны, также как и 1990-е годы, для России — аномалия. А то, что было до революции и отчасти после II Мировой войны, а теперь возвращается — это норма российского общественного устройства».

Все подобные выступления подразумевают параллель между существующей властью РФ и властью царской России. Однако насколько обоснованно самопозиционирование верхушки РПЦ как «хранителя государственных устоев»? Мы нередко слышим, как те же деятели патриархии допускают заявления, несовместимые с приверженностью к существующему государственному строю или хотя бы легальным методам борьбы за его изменение.

Характерный пример — отношение к «православным дружинам». РПЦ вначале шумно их поддержала. 22 августа В. Чаплин ]]>в интервью телеканалу НТВ заявил]]>: «Надеюсь, что все в большем количестве мест русские православные люди будут объединяться для поддержки и охраны законности, для защиты своих святынь». А через два дня «Всемирный русский народный собор» (ВРНС), формальным главой которого является патриарх Кирилл и от имени которого руководство МП иногда делает заявления политического характера, ]]>обвинил государственные органы]]> в неспособности справиться со случаями вандализма. Создавшаяся обстановка, по заявлению ВРНС, требовала «активного общественного вмешательства», которое, якобы, полномочны осуществлять пресловутые православные дружины.

Но чем по сути являются призывы к созданию параллельных с государственными силовых структур? Не подготовкой ли к неконституционной смене государственной власти? Разве это не революция?

Реванш «солидарного общества»

Глобальные планы РПЦ МП по революционному переустройству России были широко озвучены на «16-м Всемирным русским народным собором», в начале октября. В выступлении В. Гундяева на этом мероприятии ]]>прозвучало]]>: «Лишь общество, сплоченное идеалом солидарности, способно стать альтернативой хаосу и распаду. Только такое общество способно дать новый импульс к конструктивному социальному взаимодействию людей — не через принуждение, а через развитие новых и совершенствование традиционных общественных механизмов, основывающихся на базе моральных императивов, на основе «платформы морального большинства»». Сказано несколько туманно. В резолюции того же собора пожелание сие ]]>приобрело]]> более конкретные очертания в форме доктрины «гуманитарного суверенитета» России, представляющего собой модификацию информационного и культурного «железного занавеса», которым предлагается оградить страну от «воздействия мягкой силы (soft power), которая становится в XXI веке главным инструментом экспансии внешних сил, стремящихся к мировому господству».

Ещё более конкретное выражение концепция переустройства России от РПЦ МП получила в самых недавних выступлениях лидеров этой организации. Владимир Гундяев, открывая 5 декабря «]]>форум православных женщин]]>», подчеркнул тождество между «солидарным обществом», за которое активно ратуют сейчас идеологи патриархии, и «обществом-семьёй». А через неделю, ]]>выступая на форуме]]>, созванном ВРНС в Ставрополе, заместитель Гундяева по руководству этой организацией, В. Чаплин, обрушился на западную концепцию гражданского общества: «Это общество вечного конфликта, неизбежно расходящихся интересов, балансирования разнонаправленных сил. В рамках этой концепции нам внушают: народ и власть всегда враги; верующие разных религий — всегда жесткие конкуренты; работодатель и работник — источники постоянного противоречия». Данной концепции, по его словам, противостоят две концепции: «солидарное общество» и «гражданский союз». «Эта идея не первый месяц разрабатывается в рамках ВРНС», — подчеркнул главный медиа-священник РПЦ.

Конечно, можно ханжески (или просто сослепу) не замечать, что сотрудничество, солидарность людей и их взаимная борьба — две стороны одной и той же медали. Если перевести на нормальный язык, то отрицание возможности конфликта между народом и властью может быть выражено только запретом на создание любых оппозиционных политических партий и движений. Можно также запретить замечать объективно существующие противоречия между интересами работодателя и работника. Тогда логичен запрет на забастовки и на создание профессиональных союзов. Таким, очевидно, мнится «солидарное общество» его идеологам.

Выше мы цитировали, что их идеалом является царская Россия, основанная на таких запретах. То, что она именно из-за этих запретов и рухнула — об этом они как-то не задумываются. Можно запретить любой протест, любое вообще выражение недовольства начальником как «покушение на устои» «солидарного общества». Но сколько времени продержится общество, вся суть которого — патриархальная опека народа олигархией?

Похоже, идеологи «солидарного общества» не способны задаться даже таким простейшим вопросом. Их активность носит черты судорожной мести перезрелых мальчишек за какие-то детские обиды, нанесенные «безбожным режимом» не им лично, а их «чувствам». Им почему-либо обидно, что когда-то рушились алтари и троны, расстреливались священники и дворяне. Теперь им кажется, что настала пора восстановить «справедливость», и кто-то должен за это заплатить. А кто-то, соответственно, должен быть вознагражден за страдания тех, чьими преемниками они себя мнят.

Чем такие «исторические реванши» заканчиваются — подростки в рясах не в состоянии предвидеть из-за элементарного невежества. И то правда: к чертям ли им знание, когда гораздо эффективнее тот настрой ума, который они называют верой?.. Невольно напрашивается аналогия с одним революционно настроенным немцем с двумя незаконченными средними образованиями (общим и художественным). Он тоже истово верил, что в страданиях его «нации» виноваты исключительно внешние и внутренние враги — иностранцы, инородцы и либеральная интеллигенция. А когда история этого не подтверждала, ]]>тем хуже было для истории]]>...

Короче, все это имеет одну общую дефиницию — тоталитаризм. Руководящая группа РПЦ проповедует его под маркой «солидарное общество», что находит прямую аналогию и даже созвучие в идеологиях западноевропейских фашистов середины прошлого века. Кто-нибудь еще верит в то, что политическая активность этой группы направлена на что-то иное, чем на революционное уничтожение наших с вами конституционных прав и свобод?

Текст: Артем Якорев