«Умаление авторитета»: новый тренд патриотического креатива

«Умаление авторитета»: новый тренд патриотического креатива | «Россия для всех»

Когда я прочитал ]]>это]]>, то сначала подумал про первоапрельский розыгрыш. Однако оказалось, что дело серьёзнее. За неделю до Дня юмора Комитет Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи не понарошку зарегистрировал ]]>законопроект]]> депутата от «СР» Олега Михеева. Им предполагается введение административной ответственности за «распространение недостоверной информации, которая умаляет заслуги погибших при защите Отечества, авторитет Российской империи, СССР, Российской Федерации, их вооружённых сил».

«О расстрелянии и благих оного последствиях»

— ...Сегодня в одном месте проект «об уничтожении» читать будут.
— Об уничтожении чего же?
— Ну... чего? Разумеется, всего! И мировые суды чтоб уничтожить, и окружные суды чтобы побоку, и земство по шапке. Словом сказать, чтобы ширь да высь — и больше ничего!
— Что вы! Да ведь это целая революция!
— А вы как об этом полагали! Мы ведь не немцы, помаленьку не любим! [...]
Прокоп, сказав это, залился добродушнейшим смехом. [...]

На другой день утром, вероятно в видах скорейшего вытрезвления, Прокоп принёс мне знаменитый проект «о расстрелянии и благих оного последствиях», составленный ветлужским помещиком Поскудниковым. [...]
«Отчего всё сие происходит?» — конечно, от недостатка спасительной строгости. Если бы, например, своевременно было прибегнуто к расстрелянию, то и общество было бы спасено, и молодое поколение ограждено от заразы заблуждений. [...]

В особенности же кратки заключения, к которым приходит автор. Вот они:
«А потому полагается небесполезным подвергнуть расстрелянию нижеследующих лиц:
Первое, всех несогласно мыслящих.
Второе, всех, в поведении коих замечается скрытность и отсутствие чистосердечия.
Третье, всех, кои угрюмым очертанием лица огорчают сердца благонамеренных обывателей.
Четвёртое, всех зубоскалов и газетчиков».
И только.

Прошу прощения у читателя за столь длинное цитирование повести М. Е. Салтыкова-Щедрина «Дневник провинциала в Петербурге», но мне показалось, что оно очень к месту. Лучше, чем русский предтеча Кафки и не опишешь патриотическое прожектёрство, которое от века к веку не меняется.

Нынешняя Государственная дума уже вошла в историю огромным количеством законов, принятых ею в защиту патриотизма. А поскольку ей предстоит законодательствовать ещё два года с лишним, то она, вероятно, установит такой рекорд, который будет трудно превзойти её преемницам. Правда, что-то туго у этой Думы выходят законы, которые могли бы реально облегчить жизнь граждан России. Но ведь не это главное, в самом деле?..

Депутат в нацистской форме

Кто, собственно, есть автор данного законопроекта, депутат Олег Михеев? Поисковые системы сразу выдают на-горá информацию о скандалах, связанных с ним. И ]]>один из последних]]> — когда Михеев явился на свадьбу своего коллеги по партии ]]>Олега Пахолкова]]> в форме адмирала Третьего рейха. Распространившийся в сети видеоролик, где депутат был заснят в столь патриотической экипировке, Михеев объявил монтажом. Однако все суды, куда он обращался с иском о клевете, подтвердили подлинность видеосъёмки.

]]>Страница про Михеева]]> в Википедии суммирует целую вереницу скандалов, которая тянется за депутатом ещё со студенческой скамьи, когда он был (в 1990 году) осуждён на три года с конфискацией имущества за спекуляцию. Правда, уже довольно скоро он был выпущен на свободу в связи с отменой данной статьи УК. То, за что Михеев был осуждён в СССР (авторитет коего он вознамерился теперь защищать), стало считаться почтенным делом — предпринимательством.

Но и с нынешним УК Михеев не в ладах. В прошлом году против него возбудили уголовное дело сразу по трём статьям. По запросу Генпрокуратуры Госдума лишила Михеева депутатской неприкосновенности. Так что, если следствие будет настаивать на привлечении Михеева к суду, его теперь в любой момент могут арестовать. И с депутатской скамьи патриот отправится прямо на скамью подсудимых. Ну, как в такой ситуации не поставить себе памятник нерукотворный в виде закона, карающего сограждан за недостаток патриотизма?

Нынешний всплеск патриотического креатива у депутата Михеева далеко не первый. Ещё раньше он предлагал то запретить продавать алкоголь кроме как по кредитным картам, то сажать на пять лет за «оскорбление патриотических чувств». Законодательных инициатив от него наберётся длинный список, и все они трогательно заботятся о нравственном здоровье народа.

Будет ли закон о запрете всего и вся

Понятно, что лишь «пятая колонна» «национал-предателей» может придираться к формулировке патриотического законопроекта Олега Михеева об «умалении авторитета». Истинный патриот знает меру уважения, которое следует воздавать «погибшим за Отечество», а также «Российской империи, СССР, Российской Федерации, их вооружённым силам». Особенно если патриот занимает должность в «правоохранительных» органах. Недобор этой меры и есть «умаление авторитета», которое, по глубокой государственной мысли депутата от «СР», следует карать. Пока крупными штрафами.

Разные очкарики и прочие интеллигенты начнут возмущаться выражением «распространение недостоверной информации». Ёрничать будут: мол, если информация, то она уже по определению достоверная хотя бы отчасти. Вот оно — отсутствие патриотизма, ибо настоящий патриот знает, что об Отечестве, как о покойнике на похоронах, надо говорить либо хорошо, либо ничего. А плохая правда, даже если всем известно, что это правда, неуместна, ибо подрывает духовные скрепы.

Потому истинно патриотическая критика законопроекта Олега Михеева должна обратить внимание на недоработки исторического ряда. Почему преступлением считается умаление авторитета государства и его вооружённых сил, начиная только со времён Российской империи? А что, до неё не было России?! Полагаю, что исполненная патриотического рвения Дума просто обязана предварить этот ряд в начале словами: «древнерусских княжеств, Московской Руси», далее же по тексту законопроекта.

Целесообразно выделить исторические периоды особо привлекающие клеветников России, и установить более строгую, чем в иных случаях, ответственность за упоминание негативных проявлений и последствий Опричнины, петровских реформ и сталинской коллективизации. О Разине и Пугачёве допустимо упоминать только как о государственных преступниках, а объяснение народных восстаний притеснениями властей приравнять к экстремистской деятельности. Кстати, негативная оценка крепостного права тоже есть злостное умаление авторитета Российской империи.

Отдельным упоминанием необходимо подчеркнуть заслуги действующего президента Российской Федерации и законодательного корпуса. Всякое публичное выражение сомнения в целесообразности политических актов российской власти, безусловно, суть сугубое умаление авторитета Российской Федерации. Это уже попахивает государственной изменой. Приняв, подобно английской палате общин времён революции XVII века, закон, запрещающий критиковать принятые законы, Государственная дума сможет дальше совершенно беспрепятственно заниматься заботой об Отечестве.

— ...Именно: чёрт не разберёт! Ты сообрази только, какое мордобитие-то пойдёт — любо!
И Прокоп залился таким раздражающим смехом, что я несколько секунд стоял как ошеломлённый. Передо мной вдруг совершенно отчётливо встала вся картина. [...] Это было ужасное зрелище...
Не было ни судов, ни палат, ни присутствий — словом сказать, ничего, чем красна современная русская жизнь. Была пустыня. [...]
Бьют, испытывают и ссылают. Потом наскоро подкрепляют силы холодными закусками и водкой и опять бьют, испытывают и ссылают.
Нет ни сапожников, ни портных, ни музыкантов, ни литераторов, ни учёных, ибо всех испытывают. Все кому-нибудь когда-нибудь нагрубили, за всеми есть какой-нибудь счётец, и потому все подлежат исследованию.

Текст: Ярослав Бутаков

М. Е. Салтыков-Щедрин цитирован по т. 4 Собрания сочинений в 10 тт. издания 1988 года.