«Восстановление исторической справедливости»: минусы

«Восстановление исторической справедливости»: минусы | «Россия для всех»
28.06.2014

Среди аргументов, которыми оправдывают политику давления и аннексий в отношении соседних государств, чаще всего встречается «восстановление исторической справедливости». Можно услышать и об исправлении неоправданных волевых решений прежних руководителей государства.

Однако понятие об «исторической справедливости» у различных наций чаще всего не совпадает, а «преодоление последствий волюнтаризма» как правило оборачивается бумерангом для пользующихся этим доводом. Чем грозит России применение ею обоих указанных «обоснований» в своей политике?

Казус Карелии

Одним из излюбленных оправданий «справедливости» и даже «неизбежности» присоединения Крыма к Российской Федерации является указание на волюнтаристское решение Н.С. Хрущёва в 1954 году о передаче Крымской области (бывшей до 1944 г. Крымской АССР) из состава РСФСР в состав Украинской ССР. Не будем сейчас говорить о том, какое юридическое отношение имеет Крымская область к восстановленной в 1991 году Крымской АССР, тем более, что эти вопросы неоднократно разбирались в различных публикациях. Напомним о другом, значительно менее известном, но не менее «волюнтаристском» решении того же Хрущёва.

16 июля 1956 года Верховный Совет Карело-Финской ССР выступил с «просьбой» о преобразовании данной союзной республики в Карельскую АССР и об её вхождении в состав РСФСР. По традиции тогдашних единогласных решений, «просьба» была немедленно удовлетворена союзными органами власти. Вряд ли нужно доказывать, что этот акт мог быть инициирован и проведён только Президиумом (так тогда называлось Политбюро) ЦК КПСС во главе с Никитой Хрущёвым.

Конечно, можно сослаться на то, что «коренные» народы данной республики – карелы и финны – составляли и составляют меньшинство её населения, а само население было весьма малочисленно по сравнению с другими союзными (и даже многими автономными) республиками. Можно вспомнить о том, что прежнее преобразование Карельской АССР в Карело-Финскую ССР в 1940 году было продиктовано амбициями Сталина присоединить к СССР всю Финляндию. Пожалуй, даже нужно об этом вспомнить. Потому что акция Хрущёва была призвана показать отказ СССР от прежних агрессивных целей в отношении Финляндии. Это и было главной причиной возвращения республики к прежнему статусу автономии в составе РСФСР. Данное обстоятельство не должно радовать наших «патриотов», мечтающих присоединять к России всё что возможно и где только возможно.

Поэтому окончательная ликвидация последствий хрущёвского волюнтаризма должна предусматривать возвращение к сталинской модели национально-государственных границ не только в отношении Крыма, но и в отношении Карелии. С учётом распада СССР «карельский вопрос» может быть решён только так: Республика Карелия восстанавливается в статусе Карело-Финской ССР, и на её территории проводится референдум о государственной принадлежности – быть в составе РФ или стать независимым государством. Ну, а если мы все так уверены в полной лояльности населения Карелии (где 82% составляют русские) к России, то какие могут быть опасения относительно исхода такого референдума?

Понятно, что сейчас нет политических сил, которые могли бы поставить «карельский вопрос» на повестку дня. И некому пока посылать в Карелию сепаратистские «силы самообороны». Но это сейчас. А что потом? Периоды силы и слабости государств имеют обыкновение чередоваться.

Прямой путь к войне

Моя статья о нынешней официальной российской концепции победы в Великой Отечественной войне как победе исключительно русского народа вызвала в блогах ожидаемые комментарии о том, что её автор – «национал-предатель». При этом сама концепция, приписывающая одним лишь русским победу над фашизмом во Второй мировой войне, а все другие народы мира ставящая в положение скрытых или явных врагов России, была расценена некоторыми из таких комментаторов как «восстановление исторической справедливости».

Что ж, и Гитлер, присоединяя в 1938-1942 годах к рейху Австрию, Судетскую область, части Польши и Франции, оккупируя одну за другой части Советского Союза, тоже твердил о «восстановлении исторической справедливости для немецкого народа». Правда, другие народы, земли которых завоёвывал вермахт, с этим согласны не были. И, в конечном итоге, их мнение восторжествовало в 1945 году.

Понятие об «исторической справедливости» может быть (и чаще всего именно так и бывает) диаметрально противоположным у разных народов. Любые попытки «восстановить» такую «справедливость» – всегда прямой путь к войне, где инициатор пересмотра границ не всегда выходит окончательным победителем.

На каком рубеже «историческая справедливость» заканчивается – понять невозможно. Здесь сразу вспоминаются требования некоторых национал-патриотических организаций 1990-х годов прошлого века, вновь всплывшие в наше время, о восстановлении Российской империи в границах 1914 года и даже о присоединении Аляски…

«Справедливость» на ближних рубежах РФ

А теперь посмотрим, что будет, если политику «восстановления исторической справедливости» именно в таком роде начнут вдруг согласованно проводить в отношении России её соседи. Начнём с ближнего зарубежья.

По договорам России с Латвией и Эстонией 1920 года, которыми Россия признавала независимость этих государств, границы с ними были определены так, что в состав Эстонии входили Ивангород, Изборск и Печоры, а в состав Латвии – Пыталовский район Псковской области. Эти территории были решением Сталина переданы в состав РСФСР в 1944 году, когда Эстония и Латвия были уже советскими республиками.

В данном случае, «историческая справедливость» возможных претензий Латвии и Эстонии на указанные районы подтверждается международными договорами. Правда, в 1990-е годы оба прибалтийских государства признали ныне существующие границы. Но коль скоро Россия в одностороннем порядке берёт на себя их исправление в том, что касается Украины, то и другие государства в момент, который сочтут благоприятным для себя, могут посчитать себя не связанными с РФ подобными соглашениями.

В России среди национал-патриотов очень популярны лозунги присоединения «русских» областей Северного Казахстана. Дескать, тоже «восстановление справедливости». Не вдаваясь в дебри более давней истории, напомню лишь, что нынешняя казахская государственность юридически ведёт своё начало от образования в 1920 году Казахской АССР. Тогда в её состав была включена значительная часть современной Оренбургской области РФ, а сам Оренбург стал первой столицей советского Казахстана. В 1925 году в результате очередного «национально-территориального межевания» Оренбуржье было у Казахстана отнято. Возможные претензии Казахстана на свою первую столицу могут быть на сей раз обоснованы ликвидацией последствий уже не «хрущёвского волюнтаризма», а сталинизма.

Разумеется, все подобные коллизии не возникали до тех пор, пока сама Россия не воспринималась как источник угрозы. Но в том и дело, что она с начала этого года дала не один повод рассматриваться себя именно в таком качестве…

Айгунский договор и возрождение Великой Хазарии

Перейдём теперь к дальнему зарубежью. Понятно, что нынешняя российско-финляндская граница и вхождение в РФ части бывшей Восточной Пруссии есть закреплённые в международных договорах результаты Второй мировой войны. Но что мешает расценивать в таком же ключе нынешнюю российско-украинскую границу, не менявшуюся (кроме Крыма) с 1945 года? А если неприкосновенность этой границы будет нарушена, то ничто уже не воспрепятствует (в какой-то момент) отнестись также и к прочим российским границам, установленным в 1945 году. Вот только их корректировка может оказаться не к выгоде России. И аргумент «исторической справедливости» явно играет тоже не в её пользу.

А как у нас с «исторической справедливостью» по части нашего сильнейшего соседа – Китая. Не потребует ли он в день X отмены Айгунского (1858 г.) и Пекинского (1860 г.) договоров, установивших современную российско-китайскую границу в общих чертах? До этого, согласно Нерчинскому договору 1689 года, не только Приморье по правым берегам Амура и Уссури, но и левобережье Амура вплоть до Станового хребта принадлежали Китаю. Айгунский и Пекинский договора были выторгованы Россией в обстановке, когда Англия и Франция вели против Китая военные действия. И выторгованы не чем иным, как угрозой присоединиться к этим действиям.

История Китая насчитывает тысячелетия. Что для него какие-то полтораста лет? В Китае не забыли проявленного по отношению к ним шантажа. Пока что Китай поддержал Россию в крымском вопросе, поскольку это было сделано в пику США и поскольку Китай надеется на лояльность России, когда будет воссоединять с собой Тайвань («историческая справедливость»!). Но когда он перестанет в этой поддержке нуждаться, то не станет ли для него нынешняя российско-украинская коллизия прецедентом в отношении к соседу?

Понятие «исторической справедливости» при желании можно продлевать в глубину веков… И если кто-нибудь захочет восстановить Казанское, Сибирское и Астраханское (от Каспия вверх по Волге до самых Жигулей) ханства, а то ещё независимую Хазарию (целиком ЮФО плюс Ставропольский край), он всегда может воззвать к аргументу «исторической справедливости», у которой, по понятиям русских национал-патриотов, нет ни правовых рамок, ни срока давности.

Заповедь, выраженную в разное время Конфуцием и Христом – поступай с другими так же, как хочешь, чтобы и они поступали с тобой – в переносе на сферу международной политики лучше всего выразить словами русской пословицы: не руби сук, на котором сидишь.

Текст: Ярослав Бутаков