Готовы ли мы к жертве?

Готовы ли мы к жертве? | «Россия для всех»

Достоинство

Главной чертой человеческого достоинства, зафиксированного во Всеобщей декларации прав человека, является равная наделённость им всех «членов человеческой семьи». Защите достоинства личности посвящена 21 статья действующей Конституции Российской Федерации. В этом смысле, тысячелетняя история России, о которой периодически напоминает Президент Владимир Путин, есть история постепенного наделения равным человеческим достоинством всего населения нашей страны.

Это многовекторный процесс, который формирует единый исторический взгляд на государства-предшественники Российской Федерации, в котором мы так нуждаемся сегодня. В разные периоды, у разных социальных страт имелись не одинаковые представления о личном достоинстве. Если рассмотреть их из нашего времени, то будет видна их постепенная интеграция.

Важной вехой на этом пути стало введение Императором Петром I понятия о равной чести представителей дворянского сословия, отделение понятия чести от той степени власти, которой обладал аристократ. Все дворяне, в том числе царь, уравнивались между собой на уровне дворянского достоинства, которое неразрывно связывалась со служением Отечеству.

Дальнейшая история России фактически представляла собой борьбу прочих сословий за ту высшую степень достоинства (чести), которой обладали дворяне. Этого население России добилось лишь в результате Февральской революции 1917 года.

В плане утверждения человеческого достоинства Октябрьская революция явилась поначалу шагом назад. «Революционная законность» разделила население страны на достойных («трудящихся») и недостойных («лишенцы»). Являясь неполноценными гражданами, лишенцы подвергались правовой дискриминации и стигматизации. Равенство граждан начало восстанавливаться накануне и после принятия Конституции 1937 года.

Постепенно советская власть отказалась от лишения достоинства целых групп населения («бывшие», депортированные народы, побывавшие в плену), перейдя к практике стигматизации отдельных личностей. Одновременно, крепло убеждение, что лица, отбывающие наказание за совершение преступлений, не должны лишаться собственного достоинства при условии лояльности. Ср. отрывок из «Представления» Сергея Довлатова (1987): «– Революционные праздники касаются всех советских граждан... Даже людей, которые временно оступились...». Такая политика была направлена на то, чтобы предупредить рост «криминального достоинства», компенсирующего лишение достоинства бывших преступников и отбывающих наказание.

Сегодня достоинство всех граждан РФ надёжно защищено правовыми нормами, а покушение на него является нарушением закона. Достоинство человека связывается главным образом с соблюдением по отношению к нему базовых правовых норм государством и тем местом, который человек занимает в своём окружении. Как соотносятся с этим представление о величии страны?

 

Величие

Величие страны можно считать в ценностном плане аналогией достоинства для отдельного её жителя.

С какого момента величие России действительно стало волновать большинство её жителей? Для ответа на этот вопрос лучше не полагаться на пропагандистское кино, снятое в советский период, а вспомнить о суровости наказаний, предполагавшихся уголовным законодательством Российской империи, а затем СССР в отношении низших сословий. Законодатель изначально предполагал низкую социальную ответственность (а, следовательно, и наличие достоинства) у лиц, принадлежавших к низшим сословиям. Насколько такое отношение было оправданным? Это является исторической проблемой, которая пока не решена. Таким образом, налицо взаимная связь между наличием прав, лояльностью к власти и человеческим достоинством (достоинство должно быть общественно признанным).

В условиях ограниченной свободы отождествлять себя со страной, в которой даже иноземцы имеют больше прав, чем автохтонное население, можно лишь при наличии некой идеализированной картины, которая замещает реальность. Созданием подобной картины занимались средства массовой пропаганды в XIX веке. Честь принадлежать к числу подданных православного русского царя компенсировала недостаток свобод.

Тезис о величии России неизменно использовался для мобилизации населения в ходе войн и достиг пика в ходе I мировой войны. С одной стороны, противник расчеловечивался и превращался в объект ненависти, с другой стороны, подчёркивалось величие России. Как ни странно, именно такое сочетание позволило консолидировать большинство населения в 1914 году, возродить понятие о величии России в разделившемся после революции 1905 года обществе. Вообще, в период войн достоинство человека в России исторически становится равнозначным его патриотизму. Не патриот или изменник лишается достоинства в глазах общества.

Параллельно необходимо определиться с вопросом признанности величия. Величие, которого достигала историческая Россия-СССР, нужно соизмерять со шкалой, актуальной для страны на момент достижения этого величия.

Допустим, скачкообразное расширение границ Московского царства при Иоанне IV нужно, прежде всего, соотносить с динамикой роста держав Северной Евразии, в число которых входило его царство. Здесь можно говорить о том, что Иоанн превзошёл величайшего завоевателя Османской империи Мехмеда II. К тому же, присоединённые Иоанном земли, в большинстве своём, остались российскими, чего нельзя сказать о территориях, вошедших в состав Османской империи при Мехмеде. При этом ценностная система, присущая правлению Грозного им самим соотносилась с «христианским миром» Европы. С небольшими корректировками данная система ценностей просуществовала вплоть до падения Российской империи.

Восприятие правящим слоем России её величия происходило в европейских координатах морали и права. В силу включенности высшей аристократии в схему королевских домов, величие изоляционистского типа, признаваемое исключительно внутри страны, не имело для неё значения. Впрочем, для воодушевления подданных образ такого, «домашнего» величия поддерживался государственной машиной (см. выше).

В конце XIX – начале XX века, величие всё более увязывается не только с политической, но и с торгово-промышленной, культурной сферами. Акторами, борющимися за эти новые достижения, становятся не только аристократия и чиновничество, но и предприниматели, интеллигенция, научное сообщество, деятели культуры. В этот период появляются международные институты, помимо государственных, в рамках которых происходит легитимация достижений национальных держав: международные выставки, премия Нобеля, международные соревнования (спортивные и не только), фестивали и т.п. Складываясь по отраслям и все вместе, эти достижения представляют величие страны. Это тип динамически развивающегося величия, чьё значение не сводится только к прошлым заслугам, но требует постоянного подтверждения.

Политическое величие как и раньше определялось выигранными войнами, территориальными присоединениями, степенью геополитического влияния.

 

Сочетание достоинства и величия

В советский период система оценки величия приобрела ярко выраженные черты изоляционизма. СССР отказался от «капиталистической» системы ценностей, однако соотносил себя с целями и задачами международного коммунистического движения. Можно сказать, что величие СССР обосновывалось в рамках коммунистического альтерглобализма. Сам факт существования государства-утопии уже доказывал его величие. Для утверждения такого взгляда на величие страны требовалось не столько международное признание, сколько перечисление тех особенностей, которые делают его уникальным. Такая модель позиционирования величия действовала вплоть до распада СССР.

В рамках такой картины, величие утверждает практически любое новшество, имеющее место. Любые успехи советской промышленности, как лёгкой, так и тяжёлой, преподносились пропагандой как победа. Был популярен лозунг: «Советское, значит, лучшее».

Прилагая неимоверные усилия Советский Союз, действительно по ряду параметров встал вровень с ведущими мировыми державами. Это во многом определяло достоинство советских граждан, их национальную гордость, имевшую оттенок жертвенности. В то же время государство налагало на себя обязательство посильной компенсации этих жертв.

Главными вехами тут служили индустриализация, победа во II мировой войне, создание новых видов оружия, космические полёты и освоение арктических и заполярных регионов, бесплатная медицинская помощь и образование, создание уникальных транспортных магистралей, культурные достижения (театр, балет, кино).

 

Государство не обманет?

Из этого анализа мы видим, что величие страны и достоинство человека – феномены, складывающиеся из разных составляющих. Они не могут существовать одно без другого, но по-разному соотносились в разные эпохи истории.

Однозначно, нужно признать факт того, что величие государства не может быть достигнуто без серьёзных (иногда жертвенных) усилий со стороны его граждан. Следует также признать, что наибольший эффект эти усилия производили, когда при их приложении чувство собственного достоинства населения не ущемлялось, а, напротив, возрастало. Современный тип демократического государства не вправе требовать от своих граждан подобных усилий. Однако они могут добровольно прилагать их, чётко сознавая, что государство их не обманет и компенсирует затраты. Готово ли к этому население современной России?

 

Текст: Роман Багдасаров