Компенсации пострадавшим со стороны государства могут увеличиться

Компенсации пострадавшим со стороны государства могут увеличиться

На прошлой неделе Страсбургский суд (иначе — Европейский суд по правам человека — ЕСПЧ) обязал Россию выплатить 60 500 евро компенсации оппозиционеру Гарри Каспарову и еще семерым заявителям в качестве компенсации за их задержание и арест во время «Марша несогласных» в апреле 2007 г. При их преследовании была нарушена статья 6 Европейской конвенции по правам человека (право на справедливое судебное разбирательство), говорится в опубликованном решении ЕСПЧ, пишут «Ведомости».

Насчет справедливого судебного разбирательства — все понятно. Обычная практика: суд верит полиции и не обращает внимания на показания свидетелей. А сейчас повсеместно суд вообще отказывается вызывать на процесс свидетелей защиты. Это и проделано было в 2007 году во время суда над заявителями.

Прошло 6 лет. Ничего не изменилось. Еще ЕСПЧ признал, что силовое вмешательство полиции в «Марш несогласных» было непропорциональным и явно превосходило меры, необходимые для предотвращения беспорядков, пишут «Ведомости». ЕСПЧ констатирует: «Правила, регулирующие публичные собрания, в том числе и система предварительного уведомления, необходимы для нормального проведения общественных мероприятий, так как они позволяют властям свести к минимуму травматизм и принять иные меры по обеспечению безопасности».

Это, на самом-то деле, напоминание. И по нашему закону характер массовых мероприятия — уведомительный. Но во всеобщий лексикон вползло слово «санкционированный» вместо более-менее соответствующего закону слова «согласованный». Но «санкционированный» митинг — совсем не то, что «согласованный». Согласовывается место и время — и все.

Но даже если место и время не согласовано, уведомление-то было подано. И ЕСПЧ считает это вполне достаточным. У властей есть время подтянуть полицейские силы — для обеспечения безопасности. Если демонстранты не применяют насилия, органы государственной власти должны проявлять «определенную степень терпимости к мирным собраниям», настаивает суд. Страсбургский, естественно, суд.

Наши-то суды смотрят в рот полиции, которая задерживает людей только за участие в «несогласованном» мероприятии, а вовсе не за бескорядки, которых не было. В этом ЕСПЧ усматривает нарушение права на свободу собраний.

Руководитель аппарата уполномоченного России в ЕСПЧ Андрей Федоров говорит, что в Минюсте внимательно изучат это решение, пишут «Ведомости», получат отзывы заинтересованных ведомств, после этого будет принято решение о возможности его обжалования. На первый взгляд, отмечает он, ничего экстраординарного там нет: даже если это решение вступит в силу, оно не содержит посылов, которые требовали бы изменения текущего национального законодательства или введения особой правоприменительной практики.

Вот именно: ничего особенного в решении ЕСПЧ нет, все требования вполне соответствуют российскому законодательству. А правоприменительная практика... Кто ж ее будет изменять?

А что касается арестов (не только по административным делам типа участия в несогласованном мероприятии), это обсуждалось в Верховном суде РФ. Верховный суд России опубликовал подробный обзор позиций Европейского суда по поводу арестов. ВС РФ рекомендует всем судьям ориентироваться на европейские стандарты, пишет «Российская газета».

Наш закон указывает четкие основания для ареста, например, когда есть риск, что человек скроется или как-то помешает следствию, допустим, надавит на свидетелей. По закону это требуется доказать, но суды не требуют доказательств и верят следователям на слово.

«Российская газета» приводит статистику. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году суды рассмотрели 147 784 ходатайства об аресте. Из них 132 923 было удовлетворено. Иными словами, «да» суды говорят в 9 случаях из 10. Такая пропорция сохраняется уже несколько лет.

Помимо этого в суды за год поступило 198 775 ходатайств о продлении срока содержания под стражей. Из них 195 234 раза суды согласились. Получается, когда следователь просит продлить человеку «путевку» в СИЗО, шансы услышать «да» превышают 98 процентов. И опять, соотношение не меняется много лет.

«Что касается ссылки судов на серьезность обвинений как на основную причину продления срока содержания под стражей, Суд неоднократно признавал, что данный довод не является сам по себе основанием продолжительного содержания под стражей, — сказано в обзоре. — Несмотря на то, что тяжесть обвинений является существенным элементом в оценке угрозы побега и повторного совершения преступления, дальнейшая необходимость ограничения свободы не может быть оправдана только тяжестью преступления.

Также и продление срока содержания под стражей не может быть использовано в качестве наказания в виде лишения свободы. Это особенно верно в таких случаях,... где правовая квалификация преступления и как следствие предъявляемые заявителю обвинения определялись стороной обвинения без судебной оценки вопроса, действительно ли собранные доказательства являются основанием полагать, что подозреваемый совершил вменяемое ему преступление».

«Российская газета» публикует материал под оптимистическим заголовком: «Арестовывать будут по-европейски». На самом деле сама собою судебная практика не поменяется — но теперь можно апеллировать к документу Верховного суда. И почаще на него ссылаться, чтобы судьи привыкли. А пока...

Новость от 8 октября: Мосгорсуд продлил арест Леонида Развозжаева до 6 февраля 2014 года. «Напомню, — пишет в своем блоге Андрей Мальгин, — что 19 октября 2012 года Развозжаев был объявлен в федеральный розыск, и в тот же день гэбуха выкрала его из Киева от дверей управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

Интересно также и то, что всем, кто продолжает сидеть без суда по Болотному делу, также сейчас продляют аресты до 6 февраля. Независимо от того, когда их взяли. На следующий день, 7 февраля, должна открыться Олимпиада в Сочи».

Как видите, наши суды ничто не смущает. Одно только неудобство: теперь любой из задержанных на мирном публичном протесте может обратиться в Страсбургский суд и получить компенсацию. Прецедент-то уже создан! Более того, опытные юристы утверждают, что за каждое подобное нарушение международного права, компенсация пострадавшему со стороны государства может увеличиваться.

Источник: ]]>Арсеньевские вести]]>