«У нас не в огороде закапывают украденные миллиарды, а вывозят за рубеж»

01.12.2013
2 577
AA
«У нас не в огороде закапывают украденные миллиарды, а вывозят за рубеж»

О целях, успехах и неудачах рабочей группы гражданской «двадцатки» по противодействию коррупции рассказывает сопредседатель рабочей группы, а также председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

— В чем заключается работа вашей группы в рамках гражданской «двадцатки»?

— Смысл работы гражданской «двадцатки» состоит в том, чтобы подготовить некие предложения от лица гражданского общества, некое видение по проблемам, одна из которых — противодействие коррупции. У нас было несколько предложений, в том числе усиление мер по борьбе с отмыванием денег и создание механизма по защите заявителей о коррупции.

— Все ли предложения были одобрены?

— К сожалению, не прошло предложение, которое мы сформулировали как создание в рамках большой «двадцатки» гражданской информационной системы взаимодействия с государственными органами стран по информированию о коррупции. Это некая система, в чем-то схожая с Интерполом, созданная для того, что, если возникает публичный скандал, появляются сведения, что какое-то лицо подозревается в коррупции, то в эту информационную сеть, объединяющую страны «двадцатки», раскидывают полученную информацию. Государственные органы, в свою очередь, должны проверить наличие незаконных активов и дать информацию об имуществе этих лиц и их участии в бизнесе.

— Почему, на ваш взгляд, эта инициатива не прошла?

— Ряд стран, если брать ту же самую Европу, заявляют, что их на самом деле беспокоит внутренняя коррупция, и это их проблема, которую они успешно решают. Однако вопрос в том, что у той же самой российской коррупции огромные объемы отправляются в ту же самую Европу, потому что у нас не в огороде закапывают украденные миллиарды, а вывозят за рубеж. Во-первых, это выгодно для поддержания экономики во время кризиса, во-вторых, все-таки те, кто ворует в России, покупают за границей очень много недвижимости, а это, в свою очередь, налог на роскошь, который опять же идет в казну. Посчитали, что это, наверное, несвоевременно, не объяснив причины почему.

— С какими проблемами пришлось столкнуться в рамках вашей работы?

— Проблем никаких не было. Могу сказать, что мы очень хорошо поработали. У нас было очень плодотворное сотрудничество и взаимопонимание. «Двадцатка» работает по «встречному» принципу: готовятся к встрече, формулируют предложения, которые рассматриваются в открытом режиме, а дальше передают эту эстафету странам большой «двадцатки», чтобы «добить» эти предложения.

— Какие планы на будущее?

— Я считаю, что нам все же необходимо наладить информационную систему. Информационная система агентства Reuters помогла выявить, например, чиновников Китая, которые имели бизнес отмывания денег в Гонконге. Мы хотели по этому принципу пойти дальше, не замыкаться. Пока это предложение не прошло, но мы будем добиваться поддержки «двадцатки» под председательством других стран. Эту идею мы подготовили давно и обсуждали ее давно. Коррупция меняется, она становится транснациональной. Исходя из этого можно говорить, что поскольку меняется порядок ведения криминального бизнеса, необходимы новые методы борьбы с коррупционерами.

Текст: Мария Шулятникова
Источник: ]]>РИА «Новости»]]>