Реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов

Реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов | «Россия для всех»

Сегодня опубликован ]]>Указ Президента РФ]]> «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития».

Это политическое восстановление исторической справедливости, очень тонкий и важный для современной России акт. Депортация официально признается незаконной. А допущенные нарушения прав народов Крыма, депортированных по национальному и другим столь же нелегитимным признакам, будут исправлены целым комплексом мер. Начиная от изменений российского законодательства и кончая ответственностью за упрощенное возвращение некоторой недвижимости, социальное обустройство и культурную свободу депортированных народов.

В 2014 году исполняется 70 лет с начала депортации — и эта дата будет отмечаться как памятная на государственном уровне. А органам государственной власти Республики Крым и г. Севастополя будет оказано в этом содействие.

Депортация народов Крыма стала для россиян — независимо от этнических корней — настоящей этической проблемой со времен премьеры сокуровских «Дней затмения». Герой этого киношедевра второй половины 80-х геолог Вечеровский — потомок крымских татар, горит непременным желанием вернуть их на свою родину. После монолога исполнителя роли Вечеровского Эскендера Умарова ты внутренне понимал, что — ну просто в целях этического самосохранения — должен гореть тем же желанием. Желанием, чтобы они вернулись на родину. Автором сценария был всем известный русский писатель и драматург — Юрий Арабов, потомок крымских греков.

— Моя семья из крымских греков, которых выселили вместе с татарами и о судьбе которых толком никто ничего не знает. Все и сейчас больше сосредоточены на крымских татарах, потому что они люди пассионарные и умеющие заявить о себе, а греки более разобщены. Мама и бабушка рассказывали мне, что там, где они жили, было несколько предателей, сотрудничавших с немцами, но Сталин — под одну гребенку — выслал всех. Как это было? В два-три дня всех погрузили в вагоны для скота и повезли на Урал и в Сибирь. Нашу семью — в Уфу. И в пути не кормили. Мой дед умер в этом вагоне от голода. И похоронен неизвестно где, просто возле железной дороги. Жили они до 1956 года в поселениях лагерного типа. А потом вдруг неожиданно свернули проволоку: Хрущев дал свободу и паспорта. До 1956 года это были люди без паспортов.

Возвращаться в Крым было некуда, дома были заняты другими людьми и теми, кто уцелел от депортации, и родные Юрия Николаевича остались в Черняховке, пригороде Уфы.
— До 1956 года жившая практически в лагере семья спаслась швейными талантами моей тети, она шила вещи начальнику лагеря и этим зарабатывала на жизнь. Это все не описано нигде...

Юрий Арабов считает указ президента о реабилитации народов Крыма «совершенно справедливым» и призывает не забывать о реабилитации хрущевских времен: «Ведь лично реабилитировали всех. В нашей семье есть документ о той реабилитации».

Представители крымских народов постарались вернуться на родину. Но их жизнь в рамках новой для них страны Украины оставалась полулегальной — практически они живут в Крыму, но официально не признаны пострадавшими от репрессий и достойными реабилитации народами. Политика киевских властей, замешанная на идеях национализма, тормозила полное и справедливое признание прав других народов — когда-то выселенных из Крыма.

— С момента распада Советского Союза крымские татары де-юре так и не были реабилитированы, — говорит заместитель председателя Меджлиса крымско-татарского народа Нариман Джелял. — Бывшие советские республики не принимали таких документов. Российский закон на нас как граждан Украины не распространялся. Узбекистан не выпускал таких законов. И украинский закон не распространялся на тех граждан, которые были депортированы».

Нариман Джелял считает указ президента актуальным: «Восстановление культурных, языковых прав, прав в земельных отношениях — для крымских татар эти вопросы стоят очень остро!». Но осторожничает, когда говорит о выполнении указа: «Раньше, даже имея законные возможности реализовывать свои права в сфере культуры или земельных отношений, крымские татары сталкивались с преградой в лице власть имущих». Поэтому, по его мнению, очень важно, чтобы то, о чем говорят президент России и высшие должностные лица, реализовывалось. Чтобы слова имели реальные позитивные результаты и для крымских татар, и для всех жителей Крыма.

— Когда эти результаты появятся, можно будет смотреть в будущее с безусловным оптимизмом, — считает он.
— Это касалось буквально каждой семьи, — для Шефики Мамутовой, старшего научного сотрудника Крымско-татарского музея искусств история депортации — личная боль. — О родине мы узнавали с молоком матери. Каждый ребенок в наших семьях знал, что его родина — Крым. Это отражается и в искусстве. Серия работ художника Рустема Эминова, полностью посвященная теме депортации крымских татар, так интересна, так проникновенна!

«В последнее время возрождение искусства крымских татар шло не благодаря, а вопреки», — сетует она и уверена, что культурное и духовное возрождение крымских татар, о которых говорится в указе, необходимое дело.

— Закон о реабилитации должен был появиться еще 20 лет назад. Он появился только сейчас, но все-таки появился. Для наших стариков, переживших все эти трудности, он, конечно, имеет особое значение, — подчеркивает Шефика.

Сегодня историю и политику часто сводят к арифметике выгоды. Ага, Россия политически подкупает, подслащает жизнь народов Крыма, чья государственная судьба стремительно (и, к счастью, мирно) изменилась в последние месяцы, когда Крым стал частью России, слышится со стороны завзятых либералов. А со стороны завзятых шовинистов звучит грубое: стоп-стоп-стоп, а куда девать «предателей и пособников фашистов во времена Крымской оккупации фашистскими войсками».

Российское государство отреагировало на ситуацию умнее и тоньше. Да, предателей могло быть немало. И их можно было судить и наказывать. Но не народ. Не жен и детей. Не деда Юрия Арабова, умершего в поезде от голода. Не родных Шефики Мамутовой, певшим детям колыбельные о Крыме...

Текст: Владимир Петин, Елена Яковлева
Источник: ]]>Российская газета]]>