Фильм о межэтнических отношениях получил приз на фестивале в Москве

Фильм о межэтнических отношениях получил приз на фестивале в Москве | «Россия для всех»

Попыток осмыслить проблему межэтнических [1] отношений в кино было множество. Иногда очень смешных, иногда предельно серьезных. Но смотришь — и что-то не то… Или фальшь какая-то, или «гламур» излишний, или сгущение красок и стремление выжать максимум из жареного, экзотического, этнического.

7 сентября стало известно, что главный приз жюри газеты «Московский комсомолец» 12-го Московского фестиваля отечественного кино «Московская премьера» достался НАШЕМУ фильму «Ч/Б»! В главных ролях – Мераб Нинидзе, Алексей Чадов и Сергей Маковецкий. Композитор фильма — Сергей Шнуров. И знаете, почему это НАШ «Ч/Б»?

Сюжет вполне про нашу жизнь построен на фантастической ситуации: молодой этнонационалист Ярослав в драке убивает Нурика — жулика из Дагестана. Но тот возвращается в наш мир с миссией быть ангелом-хранителем нацика  Ярослава.

Какая интрига! Фильм, где кавказца в первых же кадрах называют чебуреком, снят по сценарию одного из отцов успеха «Махачкалинских бродяг» Андрея Галанова, продюсерами Бинке Анисимовым и Ибрагимом Магомедовым из этой же команды и кинокомпанией RSS Production, принадлежащей еще одному нашему земляку – Рашиду Селимовичу Сардарову. Собственно, он и есть RSS.

О длинной истории создания «Ч/Б» мы говорим со сценаристом Андреем Галановым.

— Лакца Нурика играет замечательный Мераб Нинидзе, дедушку Магомеда – легендарный Кахи Кавсадзе. Не говоря уже про Маковецкого в роли Алхана! Одного его помощника играет тоже грузин Гурам Баблишвили, другого – осетин Бесо Гатаев… В фильме ни одного аутентичного дагестанца. Почему?

— Мы преодолели искушение снимать дагестанских актеров и даже Ибру и Беню, хотя бы и в эпизодических ролях, при том, что они блестящие актеры. Вы-то знаете! Но посчитали, что правильней будет рассказать историю не конкретно про дагестанцев, а про ситуацию с межэтническими отношениями в России вообще.

— Эх, жаль! А если с самого начала? Как все закрутилось?

— Ну, конечно, и я, и Беня (Анисимов), и Ибрагим (Магомедов) давно мечтали о большом серьезном проекте. Идей всегда было много. Когда Рашид Сардаров выразил готовность финансировать полнометражный фильм, мы предложили ему сразу несколько задумок. Какие-то были чисто развлекательными – просто веселыми историями. А среди них история про нацика и его ангела-кавказца. Рашид Селимович ее и выбрал. Это была его принципиальная позиция: снять фильм, который внятно озвучит волнующую всех нас социальную проблему.

— Но чтобы это все равно была комедия?

— Пафоса не хотелось напускать… Кроме того, в юморе мы профессионалы. И знаем, что о сложных вещах лучше говорить с улыбкой: больше шансов быть услышанными. Шутить на тему межэтнических отношений и ксенофобии довольно рискованно. Задача усложнилась: надо было, чтоб и по существу, и смешно, и узнаваемо – как в жизни. Но в сложности задачи был вызов и шанс, которого мы давно ждали. Пора было проверить, насколько мы переросли КВН.

— Режиссер Евгений Шелякин стал полноценным соавтором сценария. А как вы нашли самого Шелякина?

— Режиссера искали долго. Встречались с известными, не буду называть имен, признанными мастерами кинематографа… Но после разговора с каждым из них оставалось чувство, что мы в чем-то не совпадаем. Не было того самого общего вИдения. А вот то, что Женя – родственная душа, было понятно сразу. К тому же он родом из Краснодарского края, сосед! Мы посоветовались и решили рискнуть. Ведь это первое большое кино Шелякина. Уже вместе с ним мы несколько раз почти полностью переписали первоначальный вариант сценария. Последний раз – перед самым началом съемок. Впрочем, не только Женя активно участвовал в сценарии.

— Это как?

— Вся команда «болела» этой историей. Мы постоянно встречались и обсуждали детали, чтобы ни одна мелочь не была случайной, чтобы на экране все работало, вызывало отклик. Ибрагим придумал эту машинку с волком из «Ну, погоди!» и еще кучу живых, ключевых моментов. Актеры тоже активно включились в процесс, постоянно что-то предлагали, что-то рождалось прямо на площадке.

— Это в кино всегда так?

— Не знаю, это наш первый «полный метр». Но во время съемок мы все время ощущали заинтересованность и поддержку всех участников процесса. Вот Леша Чадов согласился сниматься, как только прочел сценарий. Сказал, что ему принципиально нравится сама идея фильма.

— А Маковецкий?

— Вот кто активно участвовал в творческом поиске! Актер такого статуса, а работал над ролью тщательно и непрерывно. Иногда я подвозил его на съемки, и по дороге он непременно обсуждал сцену, которую предстояло снимать. Спрашивал: «Какая у меня тут эмоция?». Я не чувствовал себя вправе что-то советовать ТАКОМУ артисту, пытался ответить уклончиво, а Маковецкий говорил: «Андрюша!! Вы же автор!»

— Кому пришло в голову пригласить Сергея Маковецкого на роль Алхана – кавказского криминального авторитета? Это, мягко говоря, неожиданный ход.

— А мы предлагали ему вовсе не Алхана! Но Сергей Васильевич прочитал сценарий и сам загорелся идеей сыграть кавказца. И сделал это просто блестяще.

— А теперь пора перейти к главному – к исполнителю главной роли. Мераб Нинидзе – еще одна настоящая удача!

— Да! Как тонко он сыграл Нурика! Образ получился сложный, многоплановый. Нинидзе – большой актер. Знаете, какой была одна из его первых ролей? Он играл в культовом фильме «Покаяние» Тенгиза Абуладзе. Но сейчас Нинидзе уже много лет живет в Австрии. И не могу сказать, что мы сразу подумали о нем, когда дело дошло до кастинга. Не секрет, что на главную роль почти утвердили другого актера. Почти. Но сомнения остались. И тогда Лена [Елена Галанова] нашла электронный адрес и написала довольно дерзкое письмо Нинидзе, в котором взывала к его патриотическим чувствам. Думаю, он был слегка шокирован. Но сразу откликнулся.

— Роль предводителя русских националистов – Глеба — также сыграл серьезный актер Андрей Руденский. В его уста вы вложили страстный монолог. На фоне общего немногословия это производит сильное впечатление…

— У Руденского тонкая аристократическая внешность. Ведь главные идеологи национализма – это не бритоголовые качки, а умные люди, которые читали хорошие книжки. Вот в чем проблема! И в уста Глеба мы вложили обычные, житейские, на первый взгляд, даже разумные доводы, которыми этнонационалисты отравляют человеческое сознание. Слова, которые сеют сомнения в головах даже тех, кто не причисляет себя к нацикам. Нам было важно показать, как главный герой опровергает все эти «разумные» аргументы. Стряхивает с себя всю эту заразу.

— В большой прокат на экраны России фильм выходит в ноябре. Знаете, что будете снимать дальше?

— Конечно, знаем. Сценарий уже есть. И он – на дагестанском материале. Остальное – пока секрет.

[1] В оригинальной публикации «межнациональных». Замена понятия «этническая принадлежность» национальностью (связанной с гражданством) является лексически устаревшей формой, опиравшейся на этническую политику в СССР.

Текст: Полина Санаева
Источник: ]]>Дагестанская правда]]>