Нельзя вводить в нелегальное поле законопослушных граждан

18.04.2020
3 159
AA
Нельзя вводить в нелегальное поле законопослушных граждан | «Россия для всех»

После ужесточения мер по борьбе с коронавирусом в Москве и закрытия столичных строек, автоматически встал вопрос о судьбе работавших там мигрантов, которые остались без средств к существованию. В связи с этим ряд экспертов уже сейчас предсказывают рост преступности в самой ближайшей перспективе, называя гастарбайтеров «бомбой замедленного действия».

О том, какие меры необходимо предпринять властям, чтобы избежать всплеска криминала, мы поговорили с председателем Комиссии по вопросам миграции Совета по делам национальностей при Правительстве Москвы Юрием Московским.

— Юрий Викторович, по данным столичного управления по вопросам миграции по состоянию на декабрь 2019 года, в Москве проживало 1 миллион 600 тысяч мигрантов. По оценкам главы Федерации мигрантов Вадима Коженова, с учетом нелегалов мигрантов в столице может быть порядка трех, трех с половиной миллионов человек. Что делать с таким количеством людей, оказавшихся на улице?

— Это неправильные цифры. Там идет двойной счёт зачастую, который прекрасен для отчётности. Сказать «напрягаемся», «работаем», «увеличьте штат» и так далее. Дважды учитывают некоторых из тех, кто не выехал с территории, кто зарегистрирован, но не снялся с учета. Сами подумайте, в Москве 8-9 млн работающих людей, если 1 600 000 мигрантов, это что, каждый четвертый москвич иностранец, что ли? В Москве где-то 800 тысяч иностранных граждан, которые работают в различных сферах. Сюда входят и те, кто работает по патентам, и те, кто без них. А все эти разговоры о массовой нелегальной миграции… Ну, может, это и было 10 лет назад, сейчас у нас реально все под контролем.

— Хорошо, пусть будет 800 тысяч. Это тоже немало. И деться этим людям некуда.

— Да, самое печальное, во-первых, что они и выехать с территории Российской Федерации не могут из-за карантинных мероприятий. У многих заканчиваются сроки пребывания на территории РФ. Выехать они не могут еще и поэтому. Чтобы продлить сроки, они должны лично в соответствии с действующими нормами явиться в отделение полиции, миграционное управление. В связи с введенными запретами это сделать невозможно. Насколько мне известно, многие отделения требуют, чтобы являлись с работодателем. 800 тысяч рабочих, условно говоря, у части из них истекают сроки пребывания — где-то 30–40 тысяч человек в месяц. Это же колоссальное количество людей, какой работодатель пойдет с ними со всеми в отделение? Необходимо автоматически всем иностранным гражданам, у которых заканчивается срок пребывания, продлить его на время карантинных мероприятий, с некоторым запасом, чтобы два раза этого не делать. Нельзя ни в коем случае законопослушных граждан вводить в нелегальное поле. Потому что они сейчас автоматически получат запрет на въезд в Российскую Федерацию и потом три года въехать не смогут.

— С легализацией все понятно, но от продления срока пребывания у мигранта деньги в кармане на жизнь не появятся. Речь все-таки о том, чтобы он не пошел грабить на улицы. Что для этого сделать нужно?

— Во-первых, тем, кто хочет добровольно покинуть Российскую Федерацию, нужно предоставить такую возможность. В некомфортабельных самолетах, не бизнес-классом, конечно. Люди на это пойдут. Потому что все понимают, что лучше переждать дома, где есть сад и родственники, чем в Москве. Еще раз подчеркну: добровольно, но опять-таки по согласованию со страной, которая готова их принять. Тут к тому же ещё есть и проблема транзита. Через территорию Украины в Молдавию не проехать. Через территорию Казахстана в Узбекистан, в Таджикистан, в Киргизию не проехать — можно только пролететь. Необходимо, наверное, не только чартерные рейсы подключать (они летают), но и самолёты МЧС. В строительных городках необходимо организовать питание людей. Это единственное место сосредоточения мигрантов сегодня. Там сейчас вынужденное безделье, и это опасно. Тысяча мужиков, которые на воздухе энергию свою растрачивали, сейчас будут сидеть по бытовкам.

Далее. Тем, кто остался и работает по патенту, необходимо либо уменьшить сумму авансового платежа, либо вовсе перестать её взимать на время карантинных мероприятий — государство от этого не обеднеет, от 1000–2000 рублей с человека, не такие большие деньги, если переложить на бюджет Москвы.

Ну и организовать те же самые пункты выдачи продуктов и т.д., что тоже имеет значение, на мой взгляд, с разных точек зрения. То есть, человек должен понимать, что есть где-то пункт, где ему окажут помощь с питанием. Дадут буханку хлеба, чтобы он не шел на преступление. Кстати, посольства должны быть подключены к этому процессу всецело. Они, насколько я знаю, работают. В первую очередь, вообще, иностранными гражданами должны заниматься именно посольства, а не общественные организации разного рода, вроде национальной культурной автономии. У них другие функции.

— На какое, по-вашему, время у мигрантов хватит имеющихся на руках денег?

— Ну, люди же по-разному зарабатывали, на разных работах. Некоторые получали 30–40 тыс. рублей в месяц, некоторые получали 70–80 тыс. Это от работы, от квалификации зависело, от отрасли. У каждого по-разному. Но зарплат в 12 или 15 тысяч рублей, как кто-то там говорит, нет для иностранных рабочих. Они могут говорить, что угодно, но реально у них зарплаты выше, со всеми приработками и всем остальным.

— Значит, части мигрантов, лишившихся работы, нужно дать возможность уехать домой, а остальных минимально накормить. Тогда мы избежим массовой преступности?

— Можно избежать. Отдельные проявления, конечно, будут, но системы не будет. Все-таки люди научены, что они под контролем, под присмотром. Тем более, если говорить опять о криминальных каких-то вещах, хочу напомнить, что все, кто проходил по патентам, у нас все прошли дактилоскопию. Полиция работает в усиленном режиме, отловить проблемы не составит. Но степень незаконопослушности иностранных граждан, как и российских, сильно преувеличена. Основная их масса абсолютно законопослушна. Они скорее с голоду умрут, чем пойдут на правонарушение. Я тут не шучу. Я 92-й год помню, в мае месяце Лужков делал доклад на правительстве России и говорил, что: «У меня в Зеленограде 32 случая умерших от дистрофии». Ну, там сбережения сгорели у людей, цены выросли, а зарплаты перестали выплачивать, люди просто тихо начали умирать по домам. Об этом пресса, правда, тогда не писала. Только в Зеленограде тогда 32 случая было, в мае 92-го года, если Юрию Михайловичу верить. Помножьте на количество префектур в Москве и на численность населения, сколько тогда умерло? За март-апрель 92-го года, только по Москве. Несколько сот человек.

— Примет ли власть перечисленные вами меры, как думаете?

— Это лучше у власти спросить. У нас иной раз решения могут приняться за полчаса, а иной раз решения не принимаются десятилетиями, хотя на поверхности лежат. Или принимаются, но когда это уже не надо.

Текст: Антон Стариков
Источник: ]]>Пульс дня]]>