Краткая история «национального вопроса» в Российской Федерации

10.12.2014
10 866
Краткая история «национального вопроса» в Российской Федерации | «Россия для всех»

Удалось к середине 90-х годов принять основные законодательные акты, направленные на гармонизацию и формализацию межнациональных отношений. Это позволило увести национальные процессы с улиц наших городов в правовое поле за столы переговоров.

Владимир Зорин делится с читателями «Полит.ру» и участниками проекта «Твоя история» своим видением того, что в его системе координат означает понятие «национальная политика».

90-е годы по-разному сегодня оцениваются нашими современниками, историками, экспертами, многие в их адрес употребляют термины «лихие годы», «сложные годы», но я хотел бы сейчас не остановиться на общей оценке этого периода в жизни нашего государства. А это было периодом, безусловно, его становления, формирования, новых отношений, новых понятий, новой формы государственности, если хотите. Я бы хотел поговорить о таком аспекте, как межнациональные отношения, миграционная политика, государственные и религиозные отношения.

90-е годы характеризовались серьезной опасностью угрозы распада нового государства Российской Федерации, древнего государства, но, по существу, как правопреемницы Советского Союза: это угроза распада государства. Потому что механизм этнонационализма, националистических тенденций, запущенный распадом Советского Союза, он, конечно, и коснулся субъектов федераций Российской Федерации. И, прежде всего, речь о национальных республиках, где начались самые разнообразные процессы, брожение, достижение либо суверенитета в увеличенном размере, либо даже лозунги и идеи сецессии. В то же время эта вся ситуация вызвала целый ряд межнациональных конфликтов, которые были рядом с Российской Федерацией на просторах нового государства СНГ, что тоже не могло не отражаться на внутренней обстановке. Национальный вопрос выплеснулся на улицы, на митинги, на шествия. И я думаю, что москвичи 90-х годов помнят многочисленные марши представителей различных национальностей, похороны, ношение гробов по улицам Москвы даже около мэрии.

И, кроме того, сюда наложились очень серьезные процессы, которые происходили на Северном Кавказе, в республиках Поволжья. Я здесь имею ввиду осетино-ингушский конфликт, я здесь имею ввиду события вокруг Чеченской республики. Тогда определенные люди говорили о республике Ичкерия. Очень серьезные и мощные настроения сепаратизма были в республике Татарстан, других республиках Поволжья. Словом, ситуация была очень острая и национальный вопрос, вопрос единства Российской Федерации, фактически, стал вопросом жизни и смерти. В условиях, когда отсутствовали правовые механизмы решения национального вопроса, в условиях, когда даже реально-действующей Конституции у нас не было до 1993-го года, в начале 90-х годов вообще мы жили в таком правовом вакууме. В условиях, когда не существовали нормы и прецеденты разрешения подобных ситуаций, очень сложная обстановка диктовала и то, что в процесс сохранения единства государства включились и наиболее сознательные политики, люди, которые осознавали эту ситуацию. И я бы здесь еще также отметил законодателей, особенно, второй состав Государственной Думы.

Удалось к середине 90-х годов, может быть, к 96-му-97-му году разработать и принять основные законодательные акты, направленные на гармонизацию и формализацию межнациональных отношений, и разрешение межнациональных споров и противоречий. Я бы здесь назвал такие законы, как о реабилитации репрессированных народов, я бы здесь назвал закон о национально-культурной автономии, о правах и гарантиях прав коренных и малочисленных народов Севера, Сибири, Дальнего Востока; о языках, о культуре. То есть, я бы здесь выделил особенно вторую Государственную Думу. Было принято необходимое законодательное поле о религии. Здесь очень важно добавить этот закон, который сыграл большую роль в защите прав граждан на интересы национальные, на вероисповедальные ценности, на языковые отношения. Вот все это позволило в какой-то степени включить межнациональные отношения, национальный вопрос в правовое поле. И это позволило увести эти национальные процессы с улиц наших городов, с улиц столиц наших национальных республик, в правовое поле за столы переговоров, в совещательные комиссии, которые тогда очень эффективно работали, и находили согласие не только с органами власти, но и между собой.

Есть несколько ярких таких примеров, например, вот сейчас активно действует учреждение «Московский дом национальностей», который именно был создан, возник в результате такого согласительного процесса национальных организаций, национальных диаспор города Москвы. Аналогичные процесс происходили и по стране. Даже знаменитая фраза о Борисе Николаевиче Ельцине: «Берите суверенитета, сколько проглотите», она сейчас оценивается с точки зрения нынешней ситуации, сильной вертикали власти, стабильного государства, устойчивого государства, которое уже имеет традиции. А в то время федеральный центр был слаб, и вот это заявление Борис Николаевич сделал на митинге, сделал он его в Казани перед многотысячными толпами народа, и в какой-то степени это сбило вот этот накал протестное, желание идти с оружием в руках идти громить, чего-то делать и решать.

А вначале 2000-х годов вертикаль власти укрепилась, начало восстанавливаться единое правовое поле государства, посмотрели на законы, на Конституцию наших республик, и увидели, что там много записей, которые говорят об опасности распада, которые говорят о сецессии. Ну, например, даже в конституции республики Тыва право объявлять войну и заключать мирные соглашения с иностранными государствами. А в конституции республики Татарстан вообще не были прописаны вопросы единства с Российской Федерацией на тот момент. И я должен сказать, что в результате такой гибкой политики федерального центра, я бы тут вспомнил еще и Концепцию государственной национальной политики 96-го года, которая сыграла очень большую роль в создании правового поля, и в укреплении единства страны, и предотвращения распада.

Ну и, значит, в заключении я хотел бы назвать и некоторых героев этого процесса. Потому что мы все знаем антигероев 90-х годов, их часто вспоминают, но я хотел бы назвать и тех людей, кто не только самоотверженностью и самоотверженной работой, но и своей жизнью даже заплатили за единую Россию, за межнациональные мир и согласие, которые сейчас у нас существуют. Во-первых, я хотел бы сегодня вспомнить и назвать Виктора Поляничко, он в ранге вице-премьера был представителем правительства в урегулировании осетино-ингушского конфликта, он погиб в результате террористического акта. Аркадий Вольский, который начинал еще представителем союзного правительства в Нагорном Карабахе, а, потом, много сделал вокруг урегулирования ситуации в Чеченской республике, особенно, в первую кампанию. Я бы здесь назвал Николая Егорова, бывшего министра по делам национальностей того периода, вице-премьера, который стойко стоял за единство России, выступал очень жестко и целенаправленно на этих оппозициях, и потом он умер от воспаления легких, полученного в ходе чеченской кампании. Я вспомнил бы здесь Николая Семенова, вице-премьера в первую кампанию Чеченской республики 1995-го года. Вячеслава Михайлова, министра по делам национальностей, который очень много сделал для создания законодательной базы, урегулирования этой ситуации. Сергей Шахрай. И вот я выше говорил о политиках, о субъектах федерации, которые не поддержали эту идею парада суверенитетов или «Возьми суверенитета сколько проглотите», а, наоборот, подумали об интересах общегосударственных. И если даже некоторые центральные республики, уральские республики заболели этой идеей, и кое-кто носился с идеей создания уральской республики.

Я думаю, что слушатели и зрители помнят эти фамилии, и многочисленных других идей, то я бы здесь хотел бы еще выделить и Минтимера Шаймиева, который очень мудро сумел защитить и интересы татарского этноса, и общегосударственный российский интерес. Это вообще выдающаяся личность этого периода. Александра Филиппенко, я просто хотел напомнить, что в тот период Ханты-Мансийский автономный округ до трети бюджета Российской Федерации формировал, и, тем не менее, не поддался на эти идеи, и вся деятельность округа и его лидера была направлена… Кстати, Сергей Собянин в это время работал там, был председателем Законодательного Собрания. Я хотел бы выделить еще Николая Федорова, тогдашнего руководителя республики Чувашия, которая, имея семьдесят процентов титульного населения, никогда не играла в эти игры. Республика Мордовия: даже в тот период глава этой республики отказался от титула президента, когда все себя называли президентами. И когда его избрали, он в уставе, Конституции республики Мордовия было записано «глава республики»; ни в коей мере этот термин не использовался.

И вот я думаю, что общими усилиями дальновидных политиков федерального центра, политиков, которые возглавляли субъектов федерации (я не назвал фамилию руководителя Мордовии, тогда это был Николай Меркушкин, сейчас он возглавляет Самарскую губернию, Самарскую область), и вот эти люди, их еще очень много можно назвать, они все общими усилиями делали все для того, чтобы Российская Федерация не разделила судьбу Советского Союза, чтобы нам удалось сохранить межнациональный мир и согласие. Ну, среди ярких таких политиков я должен еще назвать Рамазана Абдулатипова, который очень активно выступал и выступает всегда за сохранение лучших традиций Советского Союза в межнациональных отношениях.

И, завершая этот разговор, хотелось бы сказать, что в 90-х годах есть много того, от чего мы сейчас отказываемся. Но и надо помнить, что в эти годы были заложены основные принципы нашей государственности нынешней, системы демократической, при которой мы живем. И была заложена правовая база межнациональных отношений, государственно-религиозных отношений, миграционной политики, которая до сих пор действует. И современные законодатели только либо улучшают законы, либо совершенствуют уже принятые законы, но работают в основе того правового поля, в котором главное - это уважение права человека на свою культуру, на свой язык, право на вероисповедание, право человека на мирное существование, и защита общегосударственных интересов, что является общей задачей каждого нашего гражданина. Сегодня принят новый концептуальный доктринальный документ, который регулирует межнациональные отношения, это Стратегия государственной национальной политики до 2025-го года, я бы сюда еще добавил Концепцию миграционной политики, утвержденную президентом. И его статью предвыборную «Россия: национальный вопрос». Вот эти три доктринальных документа, они опираются на лучшие традиции Российской Империи, Советского Союза, в том числе, и на опыт 90-х годов, и закладывают хорошую такую основу для межнационального мира и согласия в нашей стране на будущее.